Неожиданный экспонат

В Национальный музей Коми передали чугунное надгробие девятнадцатого века

В конце минувшей недели фонды Национального музея Коми пополнил неожиданный экспонат – старинная могильная плита
с одного из кладбищ Усть-Сысольска. У этого раритета любопытная история, в которой разбирался журналист «Республики».

IMG_9305

Осенняя находка
на кладбище

Автору довелось видеть это надгробие еще осенью 2006 года. Тогда она неизвестно откуда появилась на Кочпонском кладбище Сыктывкара. Тяжелая чугунная плита конца позапрошлого столетия словно бы материализовалась в тесной оградке, среди трех безымянных могилок. На вопрос, откуда появилось это надгробие, работники кладбища только смущенно разводили руками. Сказали, что они охраняют территорию погоста только днем, а что происходит здесь по ночам, никто не ведает.

На высокой чугунной плите без труда можно было разобрать надпись: «Здесь погребено тело умершей отроковицы Елены, дочери торгующего крестьянина Василия Петрова Оплеснина, имевшей от роду 11 лет и 1 месяц, скончавшейся 16 мая 1883 года». Памятник скромно декорирован по обычаю того времени: сверху от букв изображен крест с расходящимися от него лучами, а внизу череп Адама. Но на каком именно кладбище Усть-Сысольска была погребена «отроковица Елена», неизвестно.

Кочпонское кладбище – одно из самых старых, сохранившихся в столице, но, возможно, могила Елены Оплесниной находилась не здесь, а в местечке Кируль, рядом со Свято-Вознесенским храмом. До революции именно там было центральное городское кладбище. В 1930-е годы его закрыли, и большую часть могил сровняли с землей. Возможно, что плиту нашли в Кируле и привезли на Кочпонское кладбище. Здесь ее оставили рядом с тремя могилками, судя по размеру – детскими, на которых уже не сохранилось ни крестов, ни памятников. На обратной, гладкой, стороне плиты чернел слой, похожий на асфальт или битум. Возможно, плита долгие годы служила полом в чьем-то сарае или гараже, и, только перевернув ее, хозяева обнаружили надпись и решили не брать грех на душу, а отвезти ее на кладбище.

Старинное надгробие недолго простояло на чужих могилах. Однажды оно исчезло так же неожиданно, как и появилось.

Дочь купца Оплеснина

Отец безвременно почившей «отроковицы Елены» асилий Оплеснин – один из самых известных усть-сысольских купцов.

В Сыктывкаре на улице Советской до сих пор стоит дом купца 2-й гильдии Василия Оплеснина. Впрочем, здание это было возведено в начале 1890-х годов, так что дочь купца Елена там пожить не успела. Хотя жила и умерла она именно на этом месте – в годы ее жизни здесь находился деревянный двухэтажный дом купца и флигель, позади них – амбары и хозяйственные постройки.

Василий Оплеснин – сын торгующего крестьянина Выльгортской волости после смерти отца продолжил его торговое дело. К 1881 году стал крупным уездным землевладельцем и членом уездного земского собрания. Через пять лет он открыл торговую лавку, а в 1891 году – свое предприятие по лесозаготовкам. Прибыль позволила ему построить каменный двухэтажный дом с магазином на первом этаже (здесь торговали мануфактурой, табаком, железными и медными изделиями). Годовой оборот купца доходил до 25 тысяч рублей. Это позволило ему собрать необходимую сумму для преодоления сословного барьера, и в 1894 году «бывший государственный крестьянин Усть-Сысольского уезда Выльгортской волости, погоста Сретенского Василий Петров Оплеснин, поскольку записан в Усть-Сысольское 2-й гильдии купечество, из числа крестьян селения и общества исключен». Поэтому на могиле умершей в 1883 году дочери он назван еще не купцом, а «торгующим крестьянином».

Помимо торговли Оплеснин занимался общественной деятельностью. Участвовавший в комиссии по строительству Стефановской церкви купец стал церковным старостой. Пиком его общественной деятельности является назначение его в 1907 году председателем Усть-Сысольской уездной земской управы. На этой должности он оставался до 1913 года.

После революции купецлишился всего своего заработанного и накопленного почти полувековыми усилиями имущества. Последнее упоминание о нем в документах – это регистрационная справка «нетрудящегося элемента» от 18 октября 1919 года сообщает: «От роду 75 лет, семейства не имеет, особых определенных занятий в настоящее время не имеет, живет в Усть-Сысольске на чужой квартире». По преданию, купец повесился на люстре в своем бывшем доме. Его могила не сохранилось.

В доме купца была открыта столовая для рабочих, а на первом этаже оставался магазин. С 1930-х годов по 1996 год в бывшем купеческом доме размещалось республиканское аптекарское управление. С этим зданием связано немало загадок и мистических историй. Например, в конце прошлого века здесь появлялся по ночам призрак купца. Хотя его никто не видел, но постоянно слышались звуки шаркающих шагов и невнятное бормотание. Опрокидывались стулья, открывались-закрывались двери, падала и разбивалась посуда. И даже колокольчик без языка вдруг начинал звенеть. Все это прекратилось после освящения здания и проведения в нем капитального ремонта. Кстати, во время последнего под полом нашли воткнутые в бетон металлические штыри. Зачем они были нужны, не смогли понять даже опытные строители.

Известно, что Елена была не единственной дочерью купца. У Василия Петровича и его жены Ульяны Ивановны родилось три сына и две дочери. Старший Степан родился в 1865 году, Павел – в 1869 году, младшая дочь Анна – в 1874 году. Третья Елена появилась на свет в 1872-м и умерла в 1883 году (именно ее надмогильная плита неожиданно «выплыла» из прошлого). Умерла девочка предположительно от чахотки. Отпевали ее в Выльгортской Сретенской церкви. В том же году скончался и младший сын Василия Петровича – семилетний Василий.

У купца и его жены остались многочисленные потомки, которые живут в Сыктывкаре и по сей день. Одна из них – Светлана Рочева – и передала плиту в музей.

В Киров и обратно

Но до того, как надмогильная плита попала в дом Светланы Рочевой, старинный артефакт совершил путешествие в Киров и обратно. После того, как плита пропала с территории Кочпонского кладбища, она оказалась на одном из сыктывкарских приемных пунктов по сбору цветмета. Отсюда стокилограммовый раритет отправили в Киров на переплавку. И с 2006 до 2014 года она ждала здесь своей участи на территории одного из заводов. Но у рабочих предприятия, как говорится, рука не поднялась на то, чтобы переплавить старинное надгробие. Они даже почистили ее. И когда благодаря вятской журналистке Оксане Бахрин потомки купца Оплеснина узнали о том, что плита нашлась в Кирове, они привезли ее из этого города. Около года плита хранилась у них во дворе, и вот сейчас они решили передать ее в музей.

– Впервые мы узнали про плиту тогда, когда она появилась на Кочпонском кладбище, – поведала «Республике» сыктывкарская пенсионерка Светлана Рочева. – Тогда мы съездили на кладбище, подняли плиту и прислонили ее к дереву. Хотели забрать, но не успели. Охотники за металлом опередили. В прошлом году узнали, что плита нашлась в Кирове, позвонили туда на завод «Динамо», заказали доставку и привезли семейную реликвию в Сыктывкар. Живу я в частном доме на окраине Сыктывкара. Вначале спрятала плиту в конуре с собаками – чтобы ее вновь не украли. Затем хранила ее рядом с конурой.

Прапрапрадедушка Светланы Рочевой приходится родным братом матери Елены Оплесниной, жены купца Ульяны Ивановны. Родственники с этой стороны покоились на Кирульском кладбище. Там, скорее всего, была погребена и девочка Елена, умершая в мае 1883 года.

– Это неожиданный экспонат для нас, – рассказала «Республике» директор Национального музея Коми Ирина Котылева. – Но предмет, несомненно, представляет ценность для истории нашего края. Плиту, скорее всего, отлили на одном из местных чугунолитейных заводов: в Кажиме или Нювчиме. Это единственное чугунное надгробие, сохранившееся с позапрошлого века в Сыктывкаре. Пока еще не решили, как будем экспонировать ее. Возможно, что представим на «Выставке одного экспоната» или на экспозиции, посвященной местному купечеству. Главное сейчас – это сохранить артефакт для будущего. А для этого необходимо провести обработку материала плиты против коррозии и провести консервацию раритета.

Артур АРТЕЕВ

Добавить комментарий