Партизан, пограничник и писатель Петр Брайко

В Год памяти и славы «Республика» продолжает цикл о земляках – героях Советского Союза, участниках Великой Отечественной войны. Многие герои очерков родились и выросли в Коми крае. Но к числу героев-земляков относятся и те, кто лишь некоторое время жил и работал в республике. Иногда даже не по своей воле. Так, полковник внутренних войск Петр Брайко, уже будучи Героем Советского Союза, 18 октября 1948 года был арестован по обвинению в антисоветской деятельности, лишен всех воинских наград и осужден на десять лет. Свой срок он отбывал в Усть-Вымском исправительно-трудовом лагере Коми АССР. И только после смерти Сталина в 1953 году Петр Брайко был реабилитирован. В советское время этот печальный эпизод был «вычеркнут» из биографии героя.

На пограничной заставе

Петр Брайко по национальности украинец. Родился 9 сентября 1918 года в селе Митченки (ныне Черниговская область Украины). В 1937 году окончил Конотопский педтехникум и год проработал учителем.

С августа 1938 года служил в Рабоче-крестьянской Красной армии. В 1940 году окончил Московское военно-техническое училище НКВД имени Менжинского, служил в 16-м оперативном пограничном полку Западного пограничного округа, затем на 13-й пограничной заставе 97-го пограничного отряда (Украина).

Как и все пограничники на западных рубежах страны, Петр Брайко стал одним из тех, кто вступил в бой с врагом 22 июня в четыре утра на заставе, охранявшей советско-румынскую границу. Всего шестьдесят бойцов здесь сражались с целым вражеским полком, и почти все погибли в неравном бою.

Позже герой вспоминал: «Начало войны ждал весь народ, несмотря на успокаивающие сообщения в газетах. Я служил неподалеку от украинского города Черновцы. Граница появилась недавно и была совсем не оборудована: обозначалась большими палками с пучками сена наверху. На той стороне румынская территория. Наши пограничники уходили за границу почти каждую ночь, километров на 25-30 вглубь, и обо всем происходящем докладывали в штаб отряда. Сначала границу с противоположной стороны охраняли обычные жители, у них даже не было винтовок. Жили в кукурузных шалашах и спали сутками напролет. Потом там появилась румынская королевская гвардия, а за месяц до начала войны – немецкие офицеры. С субботы на воскресенье, 22-го числа, у нас шла обычная жизнь. 13-я застава, состоящая из 60 человек, охраняла участок в 25 километров по фронту. На него полезло больше полка врагов. Немцы открыли огонь метрах в пяти от границы. Шли с закатанными рукавами, уперев автоматы в живот, и «строчили». Из нашего отряда пограничников в живых остались только двое: я, недавно прибывший и совсем неопытный, и мой учитель, сержант Зыкин. В это время мы находились в секрете, в одном из четырех глубоких оврагов».

Петр с уцелевшим товарищем более месяца выходил из окружения. Пройдя свыше полутысячи километров, они перешли линию фронта под Киевом. В августе 1941 года Петр был зачислен в 4-й мотострелковый полк НКВД командиром роты связи. Однако в печально знаменитом Киевском котле (в который попало пять советских армий) в сентябре 1941 года почти весь полк погиб.

«Нашему полку в составе других частей был дан приказ обеспечить прорыв из окружения пяти нашим армиям, – вспоминал Петр Брайко. – Но выполнив этот приказ, мы сами оказались в окружении. Для того чтобы выбраться, нужно было форсировать реку Трубеж. Она настолько болотистая, что не выберешься. А переправы уничтожены. Мы нашли уцелевший железнодорожный мост, постелили на него доски и двинулись вперед, забыв проверить, что делается по ту сторону. Когда последняя машина перескочила мост, немцы ударили по нашей колонне из пулеметов и автоматов. Я вывалился из кабины на противоположный скат насыпи и остался цел. Когда я отошел от насыпи на открытую поляну, немцы, увидев меня в бинокль, решили расстрелять из противотанковой пушки. Снаряд упал прямо под ноги, но не разорвался. Я скрылся в лесу. Оказалось, что кроме меня уцелело всего 11 человек. Немцы начали с собаками прочесывать лес. Они шли развеселые такие, здоровенные, красные, а собаки рвались вперед. Мы отползли в болото и спрятались в камыши. Вода остановила собак, но немцы стали «косить» камыш из пулемета. Выбрались оттуда только четыре человека, остальные остались навсегда в этой реке».

В начале октября четверо уцелевших бойцов пробирались на восток, к фронту. Полуголодные, дошли до Черниговской области. Пока пешком пробирались к линии фронта, гитлеровцы пять раз задерживали их и четырежды пытались расстрелять. Но каждый раз Петру с товарищами удавалось уходить от них.

Как-то они увидели советскую полуторку, которая ехала на запад. Машина остановилась, и из кабины выскочил немецкий сержант и приказал красноармейцам лезть в кузов, где сидели четыре вооруженных немца.

«Сержант лопух оказался и не обыскал нас, – удивляется Петр Брайко. – У меня в кармане был пистолет ТТ с патронами и запасными обоймами. Они отвезли нас в Дарницу. Немецкий концлагерь был окружен трехметровой бетонной стеной, поверх которой шел проволочный забор еще на метр. Вдоль него, через 25-30 метров, деревянные вышки с пулеметными установками. Там тьма советских солдат, обтрепанных, облепленных вшами, падающих от голода. И при этом немцы из себя милосердных строили: позволяли киевлянкам искать своих мужей и забирать их с собой. Женщины приходили и бросали через ограду хлеб, картошку. На это бросались все, кто был рядом. А немцы, гогоча, вытаскивали парабеллумы и расстреливали тех, кто приблизился к еде. Так, у одного куска хлеба оставалось по пять-шесть трупов».

Петр присмотрелся и однажды с группой товарищей просто ушел из лагеря. Лейтенант добыл записку «Прошу пропустить ко мне 3 человека. Майор Ланке», и с ней пленные прошли через четыре охраняемых поста. Немцы удивительно легко пропустили красноармейцев на волю. Помогло и то, что Петр владел немецким языком, и повторял часовым одну и ту же фразу: «Вир геен арбайтен цум официр» («Мы идем работать к офицеру»).

Под командованием Ковпака

Через два месяца Петр дошел до Путивля, где в феврале 1942 года был принят в легендарный партизанский отряд Сидора Ковпака. Причем поначалу он принял вооруженных партизан за сотрудников полиции и наговорил им такое, что партизаны хотели его расстрелять. Два дня продержали под арестом, партизаны уже начали делить его одежду. Но потом нашелся знакомый, который поручился за Петра. Сидор Ковпак впоследствии как-то признался Петру, что хотел его «шлепнуть».

Сначала Брайко был зачислен рядовым бойцом, затем командовал взводом, ротой, был начальником разведки соединения.

В феврале 1942 года отряд Ковпака, преобразованный в Сумское партизанское соединение, вернулся в Спадщанский лес и отсюда предпринял ряд рейдов, в результате которых в северных районах Сумской области и на прилегающей территории РСФСР и БССР был создан обширный партизанский край. На его территории к лету 1942 года действовало 24 отряда и 127 групп. Это около 18 тысяч партизан. Петр Брайко в 1943 году был начальником штаба входившего в соединение Ковпака Кролевецкого партизанского отряда, потом командовал этим отрядом. Участвовал в рейдах по тылам врага на территории Украины. В июне-октябре 1943 года в ходе Карпатского рейда партизан была приостановлена переброска войск противника на Курскую дугу. Во время рейда по западным областям Украины полк уничтожил сотни гитлеровцев и пустил под откос четыре вражеских эшелона.

В 1944 году Петр Брайко стал командиром третьего полка первой Украинской партизанской дивизии. Возглавил проведение свыше сотни боевых операций. Участвовал в семи рейдах по тылам врага.

Как-то Петр Брайко получил приказ: любой ценой не допустить прорыва немцев к штабу. У него было всего двести бойцов, которым нужно было остановить 15 тысяч гитлеровцев с танками и артиллерией. Предстояло сражаться в ущелье, в Карпатах. Ущелье узкое, и чтобы остановить танки и артиллерию, уничтожили четыре моста. Пехоту «принимали» из засады. За десять минут расстреляли батальон, за три дня перебили семь батальонов. При этом Петр не потерял ни одного человека.

В другой раз партизаны попали в окружение, но немцы отложили атаку до утра. «Только мы заняли горную высоту, ее сплошняком обложили немцы, – вспоминал Петр этот эпизод войны. – Ночью мы спустились к дороге. Там стояла колонна машин со спящими фрицами. Ее охранял парный патруль, обходя за 20 минут в одну сторону. За это время мы просочились между машинами. Многие до сих пор не верят, что такое было возможно. Утром, находясь на соседней горе, мы смотрели, как фрицы моются, завтракают и готовятся к наступлению. А затем наблюдали, как штурмуют гору, где еще вчера сидели двести наших бойцов».

Легендарный партизан Петр Вершигора назвал Брайко рекордсменом, сказав, что только в двух рейдах он со своим мини-полком в 600 человек уничтожил «три полнокровных дивизии вермахта».

За мужество и героизм, проявленные в боях с немецко-фашистскими захватчиками в тылу врага, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 7 августа 1944 года Петру Евсеевичу Брайко присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№4322).

Партизанское соединение Ковпака прошло свыше 12 тысяч километров по территории 13 областей и 217 районов СССР, разгромило 39 гарнизонов противника, уничтожило речную флотилию на реке Припять. После соединения с частями Красной армии из числа партизан была создана Отдельная кавалерийская бригада НКВД, которой до ноября 1944 года командовал Брайко. Воины бригады участвовали в борьбе с бандеровцами – вооруженными бандформированиями на территории Западной Украины.

Писатель-фронтовик

В 1948 году Героя Советского Союза арестовали. Он не любил об этом вспоминать, но удалось найти небольшие сведения и об этом эпизоде его биографии.

«Пройдя дорогами фронтовых лет, я не мог подумать, что самое жесточайшее испытание ждет меня еще впереди, – вспоминал Петр Брайко свой арест. – После окончания войны два приспособленца-изверга, два подлых и настоящих врага из органов безопасности – Пигида и Рюмин – из-за зависти и недальновидности сфабриковали против меня клеветническое обвинение. Я был арестован. Девять месяцев надо мной издевались, пытали. Затем по решению так называемого Особого совещания (ОСО) по статье 58-10 части 1-й отправили на десять лет в бериевский лагерь медленно умирать. В августе 1953 года, после смерти Сталина, меня освободили, а затем и полностью реабилитировали. Но жизнь и служебная карьера были сломаны».

В 1955 году герой окончил обучение в Военной академии имени Фрунзе, после чего служил во внутренних войсках МВД СССР в Москве, а с 1959 года возглавлял Внутренние войска МВД Казахской ССР. Здесь в течение одного месяца он ликвидировал в армии «дедовщину» и восстановил нормальную уставную жизнь.

В запас был уволен в 1960 году. Через два года поступил в Литературный институт имени Горького. А после окончания вуза вместе с женой Оксаной Калиненко, тоже окончившей этот институт, занялся литературным делом. Писал документально-художественные книги, а также стал автором двухтомной научной монографии по тактике и стратегии ведения партизанской войны. Известны его книги «Партизанский комиссар», «Комиссар нашей жизни», «Люди в зеленых фуражках», «Преступление под грифом «СЕКРЕТНО», «Женщина и смерть. Партизанские были», «Внимание, Ковпак!», «Знакомый почерк». Три книги были переведены и изданы в Польше.

Помимо Золотой Звезды Героя и ордена Ленина был награжден орденами Красного Знамени, Красной Звезды, двумя орденами Отечественной войны, рядом медалей, польскими военными наградами – орденом «Крест Грюнвальда» 2-й степени, Партизанским крестом. Почетный гражданин городов Путивль (Украина) и Замосць (Польша). Бюст Петра Брайко установлен в Спадщанском лесу в Путивле.

Петр Брайко прожил 90 лет и ушел из жизни в апреле 2018 года. Похоронен на Троекуровском кладбище Москвы.

Артур АРТЕЕВ

Фото warheroes.ru

Оставьте первый комментарий для "Партизан, пограничник и писатель Петр Брайко"

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.