Дорогой святых отцов

Разрушение Троицкого собора.

В Сыктывкаре почтили память репрессированных священников

Крестным ходом по улице Кирова, молитвой памяти и чтением имен священномучеников был отмечен в Сыктывкаре День Собора Коми святых. Акцию организовали Коми отделение российского «Мемориала» и Преображенское братство Сыктывкара при благословении Сыктывкарской и Коми-Зырянской епархии.

На месте разрушенного храма

В список Собора Коми святых вошли четыре святителя – Стефан Пермский, епископы Герасим, Питирим и Иона, а также сорок новомучеников – священников и мирян, расстрелянных или умерших в лагерях в годы советской власти на территории Коми края. Акция их памяти началась на перекрестке улиц Кирова и Орджоникидзе, неподалеку от места, где когда-то стоял Троицкий собор.

Именно с этого храма начинался город. Сам собор состоял из трех церквей. Старейшая из них – Покровская. Она стала первым каменным зданием Усть-Сысольска, ее освятили в 1740 году. Спустя десять лет начали возводить Троицкую церковь, а уж после нее построили трехъярусную колокольню.

Двести лет Троицкий собор был тесно связан со всеми горожанами. Здесь крестили новорожденных и записывали их в метрические книги, венчали новобрачных.

Судьба собора сложилась трагически. Почти сразу после установления в 1918 году в Усть-Сысольске советской власти собор лишили прихода, а в 1932-м разобрали на кирпичи. Их использовали на строительстве теперь уже не существующей гостиницы «Север» на перекрестке улиц Орджоникидзе и Советской.

После краткого молебна крестный ход двинулся дальше, сделав остановку возле здания МВД Коми.

Крестный ход.

Здесь допрашивали и расстреливали

Двухэтажный невзрачный дом, примыкающий к зданию МВД, когда-то принадлежал купчихе Суворовой. После того как в 1930-е годы в него перебралось ОГПУ-НКВД, дом стал самой страшной тюрьмой города. По словам историка Игоря Сажина, сюда священников привозили на допросы, после чего либо возвращали в тюрьму, либо вели или везли на расстрел. В ожидании допроса заключенные в очень тяжелых условиях находились в камерах этой небольшой тюрьмы. В ней могли разместиться 20-25 человек. Одна комната предназначалась для допросов. До сих пор в ней сохранился след от вмонтированной в пол табуретки.

Есть сведения, пока документально не подтвержденные, что во дворе несколько раз производились расстрелы. Там уровень земли ниже, чем на улице, и место получалось довольно глухим.

Однако чаще всего людей расстреливали за городом, и таких мест было три. Одно из них – в лесу за слободой Кируль в районе нынешнего летного поля Сыктывкарского аэропорта. Второе – в местечке Дырнос, тоже в лесу. Третье – основное – в Верхнем Чове.

Как поведал в ходе акции иерей Вознесенского храма Сергий Минин, 15 сентября 1937 года в Дырносе были расстреляны 13 человек по сфабрикованному делу о «священной дружине». Трое из них – епископ Вязниковский Герман (Ряшенцев), иерей Стефан Ермолин и мирянин Павел Елькин – причислены к лику святых. Местной жительнице Александре Деминой удалось захоронить их тела на Тентюковском кладбище. Сейчас там установлен памятный крест, проводятся молебны и панихиды.

Чтение имен.

Дело о «священной дружине» началось с Марии Шаламовой, вдовы расстрелянного в 30-е годы священника отца Прокопия, служившего в Вотче. После смерти мужа она переехала в Кочпон и организовала пункт помощи ссыльным священникам: собирала вещи и продукты и отсылала их на этап. Собираясь принять постриг, она написала архиепископу Великоустюжскому Питириму письмо, испрашивая его благословение на постриг. Владыка, понимая, что время неспокойное, советовал ей оставаться в миру, утешая и называя их дружное православное общинное жительство «священной дружиной». Все письма просматривались, и чекисты ухватились за это словосочетание и завели дело об антисоветской подпольной группировке под названием «Священная дружина».

Любопытна судьба мирянина Павла Елькина, который, подобно своему тезке будущему апостолу Павлу, поначалу был ревностным гонителем христиан. Вступив в ВКП(б), он занимался экспроприацией хлеба у крестьян и закрывал храмы. Его жизнь переменилась после встречи с епископом Германом (Ряшенцевым), отбывавшим ссылку в Сыктывкаре и служившим в Кочпонском храме. За 20 лет Павел Елькин прошел путь от большевика до мученика.

Водная дорога в ад

Следующей остановкой крестного хода стала улица Куратова, ведущая к бывшей пристани на реке Сысоле. По ней заключенных везли по этапу вверх по Вычегде в лагеря. Среди них было немало священников. Игорь Сажин рассказал, что в 1932 году сюда пригнали целую баржу с духовными лицами. Их сгрузили на место нынешнего поселка Заречье, и, как вспоминала одна из свидетельниц, весь заречный луг был черный из-за того, что заключенные сидели на траве в своих священнических одеяниях. Местные жители собирали им картошку, хлеб, а дети – взрослым не разрешали – на лодках перевозили еду батюшкам. Но впоследствии они все умерли от голода.

А задолго до этого, 8 сентября 1918 года, от усть-сысольской пристани отчалил пароход «Доброжелатель» с отрядом коммунистических карателей Мориса Мандельбаума на борту, проводя в прибрежных поселениях политику «красного террора». Через неделю судно добралось до села Усть-Нем, где нес службу в местной церкви отец Димитрий Спасский. Узнав о бесчинствах, творимых мандельбаумовцами, он в ходе проповеди предрек, что им скоро будет положен конец и всем Бог воздаст по заслугам. В это время в храм вошли каратели и приказали священнику объявить, что в село пришла советская власть. Он отказался и молча вышел из церкви.

На следующий день отца Димитрия арестовали, доставили на пароход и привязали к корме. На четвертый день его расстреляли возле села Помоздино. Перед казнью его били нагайками, требуя, чтобы он отрекся от веры, но священник в ответ называл их слугами сатаны. После отъезда карателей вдова отца Димитрия с помощью местных жителей похоронила тело мужа на местном кладбище. Отпевал священника настоятель Помоздинской Богородице-Рождественской церкви отец Алексей Тюрнин, которого постигла та же участь, что и Димитрия Спасского.

Священный Синод определением от 6 октября 2001 года причислил иерея Димитрия Спасского к лику святых и включил в Собор новомучеников и исповедников Российских ХХ века.

Историк Игорь Сажин рассказывает о трагедии Троицкого собора.

Возвращение имен

Завершилась акция возле часовни-мемориала жертвам политических репрессий. Когда-то на этом месте находилась Богородицкая тюремная церковь, построенная на общественные деньги, собранные Усть-Сысольским тюремным комитетом и земством. Основными прихожанами этого храма были заключенные расположенной через дорогу городской тюрьмы. В 1918 году церковь закрыли, а вот тюрьма осталась. Поначалу храм превратили в склад, а затем в нем наделали нары в несколько рядов и приспособили под лагпункт Северных лагерей особого назначения. Там содержались заключенные, которые затем уходили по этапу дальше. Среди них были и священники. Как сказал Игорь Сажин, несколько священнослужителей, судя по документам, умерли, находясь в сыктывкарской тюрьме.

Участники акции зачитали в микрофон несколько десятков имен священномучеников, после чего последовала поминальная молитва.

Игорь БОБРАКОВ

Фото автора и с сайта «Старый Сыктывкар: фотоистория столицы Коми»

Оставьте первый комментарий для "Дорогой святых отцов"

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.