В Сыктывкаре поставили «Сказки Гофмана»

В Государственном театре оперы и балета Коми прошла премьера оперной сказки короля оперетты Жака Оффенбаха «Сказки Гофмана», восторженно оцененная зрителем и давшая повод к размышлению особо искушенным представителям музыкальной культуры.

Одного из самых плодовитых в истории музыки композитора Жака Оффенбаха не случайно называют Моцартом Елисейских полей, он создал практически сто оперетт, однако в жанре оперы мастер был как будто более избирателен, написав всего две. Более того, вторую, готовую поспорить по популярности с любой из самых знаменитых его оперетт – «Сказки Гофмана» при жизни он завершить так и не успел.

В союзе с либреттистом Жюлем Барбье композитор обратился к трем известным новеллам Гофмана, объединив их общим сюжетом. Но сам Оффенбах до счастливого момента, когда его гениальное творение было представлено публике и имело ошеломительный успех, не дожил: беспрерывные гастроли, банкротство любимого театра подорвали его здоровье. Он скончался, так и не закончив оперу, которую завершил французский композитор Эрнест Гиро, оказавший аналогичную услугу «Кармен», сочинив для нее речитативы уже после смерти Бизе. Напомним, что в 2017 году опера «Кармен» именно в этом варианте в постановке Ильи Можайского была представлена на гастролях в Великобритании и высоко оценена сыктывкарским зрителем.

Во время работы над оперой Гиро пользовался черновиками Оффенбаха, однако он не успевал к премьере, и директор театра исключил весь третий акт. В итоге на премьере в начале 1881 года «Сказки Гофмана» выглядели совсем не так, как представлял их себе Оффенбах. Тем не менее опера с самого начала имела огромный успех в Париже, где уже в первый сезон была исполнена 101 раз. Однако при первом своем путешествии за границу по иронии судьбы ее постигла такая же трагедия, какая постигла за шестьдесят лет до этого «Ундину» – оперный шедевр самого Гофмана. Эта опера имела ошеломительный успех, но 27 июля 1817 года состоялось последнее ее представление, поскольку спустя два дня в Национальном театре в Берлине, где шел спектакль, случился пожар, который унес дорогие декорации, до того ставшие темой для обсуждения всей творческой интеллигенцией Германии, многочисленные костюмы и парики, но главное – остановил победное шествие «Ундины». Во время второго представления «Сказок Гофмана» в Вене в театре, в котором шла опера, возник пожар, приведший к человеческим жертвам. Эта параллель, как утверждают музыковеды, словно взывавшая к духу самого Гофмана, помешала быстрому успеху «Сказок» в Германии. Но в конце концов опера вошла в постоянный репертуар в этой стране, как, впрочем, и во всем мире.

В основе сюжета «Сказок Гофмана» три совершенно разные любовные истории, закончившиеся трагически для самого Гофмана. Фантастические видения гениального поэта, истерзанного муками творчества, ищущего любовь в сложном и противоречивом мире, невозможность обрести душевную гармонию, не видя, что рядом находится она, единственная, ради которой стоит жить, – основные проблемы, поднимаемые авторами и постановщиками спектакля.

Илья Можайский поставил современную оперу, что стало очевидным, как только зритель увидел в переполненном кабачке некоего Лютера (Максим Палий) в Нюрнберге толпу студентов, требующих у гостеприимного хозяина холодного пива. Молодые люди облачены во вполне современные с точки зрения дня сегодняшнего наряды: узкие штаны, куртки-косухи, кожаные корсеты, яркий вечерний макияж у девиц. Сам Гофман (Борис Калашников) предстает тоже во вполне современном облачении. По всему видно, что режиссер Илья Можайский, сценограф Юрий Самодуров и художник по костюмам Наталья Кравченко решили представить зрителю наших современников, что вполне оправданно, ведь тема оперы бессмертна и актуальна во все времена.

Появившийся в кабачке во время студенческой пирушки Гофман пребывает в несколько странном настроении. Только что он повстречал одного подвыпившего и теперь описывает его поэтично и реалистично. От него требуют песню, и он поет ее. Она называется «Легенда о Клейнзаке, жившем в Эйзенахе». В середине песни он переходит на рассказ о своей возлюбленной – Стелле, но потом все же заканчивает «Легенду» и, отпустив несколько колкостей в адрес городского советника Линдорфа, предлагает провести вечер, рассказывая своим хорошим приятелям историю о трех своих возлюбленных. Стелла, поясняет он в зал, символизирует всех их – актрису, куртизанку и молодую девушку. И когда пролог заканчивается, он произносит имя своей первой возлюбленной. Это Олимпия, с которой он встретился в странной лаборатории ее отца.

Вся сценография спектакля глубоко метафорична. На сцене – двухэтажная конструкция, которая по ходу трансформируется то в некий замок с винтовыми лестницами, то в пивнушку, а то в странную и жутковатую лабораторию внешне отдаленно напоминающего Эйнштейна – физика Спалланцани (Михаил Ярмольский), создавшего прекрасную куклу Олимпию. Сцена с этой наполненной блеском и безумием лабораторией, знакомство писателя с Олимпией еще раз наводят на мысль, что все это лишь плод воображения Гофмана, ищущего любовь. Поиск любви, пусть к бездушной кукле Олимпии (Светлана Мерзлова), или к коварной обольстительнице Джульетте (Елена Аюшеева), или к нежной, погибающей от болезни Антонии (Елена Лодыгина) – главная линия спектакля. История с каждой женщиной оборачивается сердечными муками для Гофмана. А ведь рядом всегда находится одна-единственная, ради которой он должен жить и творить. Но все происходит как в поговорке «Лицом к лицу…».

Дирижер-постановщик спектакля Азат Максутов, по его признанию, все новеллы Гофмана прочитал от корки до корки еще в детстве. Весь мир, все темы, которые волновали писателя, подчеркивает маэстро, великолепно передал в музыке Оффенбах. И сюжет, и музыка оперы повествуют о поиске высокого духовного – о том, за чем приходит в театр зритель. Они рассказывают о том, что ищет примирения с жизнью в разных женщинах беспокойная душа поэта и писателя Гофмана. И о том, что в жизни поэта может быть верной только одна-единственная, это его путеводная звезда, его Муза, которая способна вдохновить, пройти жизненный путь от начала до конца, и только она может возвысить и привести в гармонию с собой мечущуюся душу.

В спектакле добрым ангелом-спасителем Гофмана служит его друг Никлаус, под маской которого и скрывается муза. Партию Никлауса замечательно исполнила меццо-сопрано Галина Петрова.

Великолепно спела и сыграла партию механической куклы Олимпии приглашенная прима австрийского театра, некогда солистка сыктывкарской сцены Светлана Мерзлова. В одном из интервью она призналась, что раньше уже исполняла «Куплеты Олимпии», которые можно считать наивысшим пилотажем для колоратурного сопрано, но всегда мечтала спеть партию целиком, несмотря на те сложности, которые сопровождают роль, так как чисто физически тяжело удерживать дыхание и делать резкие наклоны и повороты ломающейся под натиском чувств поэта куклы.

На грядущем фестивале «Сыктывкарса тулыс» в роли Олимпии выступит молодая солистка театра Анастасия Морараш. Спектакль пройдет 23 мая.

После искушения бездушной Олимпии Гофман попадает в ореол коварства куртизанки Джульетты, роль которой замечательно сыграла приглашенная солистка Елена Аюшеева, знакомая сыктывкарскому зрителю по заглавной партии в опере «Тоска». Душевная трагедия после двух поражений завершается полным крахом – гибелью последней надежды поэта – Антонии. Все перипетии, которые переживает главный герой оперы, ему преподносит «черный человек», который предстает то городским советником Линдорфом, то доктором Мираклем, то партнером Спалланцани – Коппелиусом или колдуном Дапертутто. Всех этих персонажей блистательно сыграл солист театра Алексей Петров.

В разных картинах оперы появляются диаметрально противоположные женские образы и другие герои – насмешливые, бесчувственные и жестокие люди, окружающие поэта. Все они, соединяясь в сознании Гофмана, будоражат и воображение зрителя.

– Невозможно не испытать радости от сознания того, что в репертуаре нашего театра появилась эта выдающаяся опера, – прокомментировал корреспонденту «Республики» главный режиссер театра и режиссер-постановщик «Сказок Гофмана» Илья Можайский. – Это непревзойденный и единственный оперный шедевр творчества Жака Оффенбаха. Необычна, поразительна драматургия и философия этой оперы. Вечные муки, поиск своего предназначения художником в этом произведении раскрываются настолько глубоко и конфликтно, что не могут не затронуть душу зрителя. Эта тема современна и вечна. Музыка оперы полна удивительных мелодий и настолько завораживает, что ее хочется слушать еще и еще. Верю, что наша опера станет одной из любимых у сыктывкарского зрителя.

Марина ЩЕРБИНИНА

Фото Дмитрия НАПАЛКОВА и Юрия ЕФИМЦА

Добавить комментарий