Николай Новожилов: «Автогонки – это адреналин, азарт и драйв»

Обладателем Кубка главы Коми по зимним трековым автогонкам «Супершип-2018» стал представитель Сыктывкара Николай Новожилов. На всех этапах «Супершипа» автогонщик стабильно попадал в призеры: два раза становился третьим, по одному вторым и первым. В прошлые годы спортсмен побеждал в отдельных этапах, но победителем по итогам всего сезона стал впервые. В преддверии заключительной шоу-гонки сезона «Ледовое побоище», которая состоится 31 марта, триумфатор дал интервью газете «Республика».

– Как вы пришли в автоспорт?

– Вслед за другом Иваном Турышевым (организатор «Супершипа» и один из лучших автогонщиков Коми – авт.). Изначально присутствовал на гонках только в качестве его болельщика, но постепенно это довольно сильно увлекло. На соревнованиях в 2014 году в Кирово-Чепецке Иван сказал мне, что сыктывкарский автогонщик Владимир Юркин решил продать машину, на которой там соревновался. Тогда я приобрел первый боевой автомобиль. Это был «Опель Корса» с начинкой от «Хонды Цивик». На нем в 2016 году я выиграл свой первый серьезный трофей – завоевал кубок по результатам трех успешных гонок на соревнованиях в городе Слободском Кировской области.

– Расскажите для тех, кто, может быть, мечтает стать автогонщиком, сколько стоит такой «боевой» автомобиль. Он ведь оборудован специальным каркасом?

– Да, каркасом, базой специальных колес. Приобретение автомобиля обошлось примерно в триста тысяч рублей. Еще нужна экипировка: шлем, огнеупорный комбинезон.

– В этом сезоне вы дебютировали на новой машине. Смена автомобиля сильно повлияла на результаты?

– Безусловно. Раньше был в призерах на отдельных этапах, но по результатам сезона чемпионом не становился. В старой машине мне не нравились некоторые моменты, сейчас у меня не только двигатель от «Хонды», а вся машина полностью «построена» на базе «Хонды Цивик». Благодаря этому удалось достичь лучшего, например, в «рулежке», то есть лучше стала управляемость. Это во многом предопределило победу. Но на первом этапе я испытывал проблемы, по непонятным причинам двигатель троил, неравномерно работали цилиндры. Поэтому на «прямиках» машина сильно замедлялась. Эту неисправность обнаружили только после гонки, но тем не менее тогда занял третье место.

– Какой был самый запоминающийся этап в сезоне?

– Третий этап, когда выиграл. Первые три этапа были на шипах четыре с половиной миллиметра, последний – на маленьких полуторамиллиметровых шипах, я их называю «клопы», не воспринимаю я этот шип. Вот шип на четыре с половиной дает хороший зацеп, а это другая «рулежка». На маленьких шипах этого нет, потенциал мотора на них не покажешь, там работает только то, как правильно настроена твоя трансмиссия, ну и твое мастерство вождения, конечно, а на четырех с половиной уже сила мотора значит очень многое.

– Наверное, вашего механика можно назвать соавтором побед?

– Да, его зовут Александр Кочев, работает автослесарем, тоже является моим другом, кроме работы со мной еще готовит машины многих участников. Занимается настройкой подвески, сход-развала, порядка пяти-шести автомобилей сыктывкарских гонщиков на протяжении уже многих лет готовит именно он. Есть у нас в Сыктывкаре такие профи. Есть те, кто «вазовские» моторы настраивает так, что путем своих настроек с мотора, который завод поставил в стандарте семьдесят лошадиный сил, они выжимают 150 «лошадей», то есть увеличивают его мощность более чем в два раза.

– Известно, что есть проблемы с местами для тренировок. Как тренировались в ходе этого сезона?

– По сути никак. Выходили на гонки и ехали, что называется, с листа. Обычно тренируемся на замерзших озерах под Сыктывкаром, но в этом году их не чистили, и мы туда не ездили. Поэтому приезжаешь на стадион, проходишь два квалификационных круга, и вперед. Отсутствие тренировочного процесса не позволяет выработать определенный накат, и его приходится нарабатывать во время гонок. Все это зачастую приводит к не самым хорошим последствиям, например, чемпион прошлого сезона Сергей Шерстобитов тоже «собрал» новый автомобиль перед началом сезона и на первых двух этапах не мог показывать достойных результатов, у него было много сходов, ошибок. Все это из-за отсутствия тренировок.

– Призовой фонд довольно скромный – сорок пять тысяч рублей. Этих денег ведь недостаточно, чтобы компенсировать все затраты на автомобиль?

– Этих денег не то слово что недостаточно на автомобиль. Вот я сейчас «построил» «Хонду», вложил туда еще триста тысяч. Этот призовой фонд – возврат стартовых взносов и того топлива, которое ты сжег, а все остальное это голый энтузиазм, хочешь ехать и готов тратить деньги – пожалуйста. Трать и вперед.

– Кроме автогонок, есть ли у вас еще какие-нибудь увлечения?

– Это основное хобби, именно гонки мне нравятся. В летний период мы тоже ездим, у нас проводятся и ралли-спринты, раньше и дрэг-рейсинг был. Везде, где есть скорость, хороший уровень организации и возможность выступать на наших автомобилях, мы с удовольствием участвуем.

Противостояние Николая Новожилова (бортовой номер 77) и чемпиона прошлого сезона Сергея Шерстобитова (24) в третьем этапе.

– В семье ваше увлечение автоспортом поддерживают, поболеть на стадион приходят?

– Да, конечно, супруга приходит. Не каждый раз, правда, потому что с ребенком сидит.

– Как относитесь к другим видам гонок, нет ли желания в ралли, допустим, себя попробовать?

– Такое желание есть, но, во-первых, для этого нужен специально подготовленный автомобиль, а во-вторых, это совсем другие бюджеты. Чтобы выехать поучаствовать в одной гонке, в ралли нужно порядка шестидесяти-семидесяти тысяч рублей. Для сравнения: у нас тут стартовый взнос на один этап две тысячи. Пока я езжу здесь, посмотрим, что будет дальше. Есть мысли попробовать себя в гонках на гражданских автомобилях. Есть такие автомобили, которые более заряжены заводом изготовителем, на которых я бы хотел выезжать, например, на «Нижегородское кольцо» или «Казань-ринг», есть кольцевые специальные трассы, где ездят такие машины, там и скорость другая.

– А какая самая престижная гонка, в которой на своей машине вы могли бы участвовать?

– Это ралли-кросс, зимой такого рода гонка проходит в Вельске Архангельской области, в этом сезоне по семейным обстоятельствам не смог участвовать, а в прошлом сезоне мы туда выезжали, там один раз в год проходит Кубок городов России. Хороший призовой фонд – полмиллиона рублей, то есть буквально за одну гонку можно двести тысяч рублей выиграть и уехать довольным. Туда съезжаются именитые мастера спорта со всей России. Например, известные спортсмены Андрей Масленников и Татьяна Елисеева. В прошлом году мы своей подготовкой и ездой показали, что вполне можем навязывать борьбу этим именитым спортсменам, потому что наш гонщик – Сергей Шерстобитов – в одном зачете взял первое место, во втором второе. По результатам квалификации был вторым. Мы показали достойный предварительный результат, и к нам стали присматриваться. Мастера спорта и лидеры российского автоспорта увидели, что может что-то пойти не так, могут нарушить их планы, и, на мой взгляд, с их стороны были некоторые некорректные действия, поскольку они дважды меня выбивали из борьбы, в результате чего я продолжать гонку не мог.

– Что для вас значат автогонки?

– Откровенно говоря, это в первую очередь адреналин, азарт и некий драйв. Это нечто такое, что надо куда-то выбросить, на дорогах общего пользования это сделать нельзя, а в такого рода гонках выплеснуть адреналин можно. Плюс нарабатывается еще и не лишний опыт вождения, потому что это контактные гонки, и в таком плотном взаимодействии ощущаешь необходимые интервалы дистанции, то есть все эти моменты, которые могут происходить в доли секунды, там оттачиваются.

– С опытом волнение и страх уходят и остается только адреналин?

– Да, в моем случае именно так. Первые три года не то что трясло, а буквально не мог уснуть перед гонками, все прорабатывал, думал. В этом сезоне лег спать и утром вспоминаю: «Сегодня гонка? А да, точно гонка». То есть такого сильного волнения уже нет.

– Говорят, что автогонщики – самые дисциплинированные участники дорожного движения.

– За всех не буду говорить, но за себя лично могу сказать, что действительно если проанализировать мою историю административных правонарушений за последние четыре года, то у меня их просто можно посчитать по пальцам. Да и то это такие нарушения, например, где-то на трассе стояла камера, и я с небольшим превышением проехал этот участок. Безусловно, автогонки дисциплинируют, потому что в городе потом уже неинтересно лихачить и перед кем-то себя показывать, самоутверждаться. Энергию накапливаешь и в гонке ее выплескиваешь.

– Вы юрист, то есть занимаетесь совсем не связанной с гонками деятельностью.

– Да, с гонками это не связано, но я ведь автоюрист, работа связана с транспортом в том числе, поэтому я дисциплинирован на дороге. Есть понимание и знание правил дорожного движения и ситуаций, которые приводят к плачевным последствиям. Очень часто приходится устанавливать виновность участников дорожного движения в судах и досконально разбираться в деталях и нюансах, которые, когда потом уже сам едешь, ты видишь и все знаешь и понимаешь, как все это может сложиться, прогнозируешь ситуацию.

– В связи с тем что в последнее время такое огромное количество ДТП в Коми, какой совет можете дать водителям?

– Советы давать, думаю, не стоит, потому что все написано в ПДД. Скажу одно: более половины случаев ДТП, которые происходят у нас, возникают по вине обеих сторон, поскольку второй участник, который является потерпевшей стороной, зачастую может избежать данного ДТП. Вот как раз таки опыт в гонках нередко позволял мне уйти от различных крайне неприятных ситуаций на дорогах общего пользования, даже избежать столкновений. Отсутствие опыта вождения приводит к тому, что когда человек садится за руль, то может неправильно среагировать или вообще не среагировать на те или иные ситуации. Он едет прямо, и все, а надо видеть все вокруг, контролировать все по ходу движения. Вот как раз в наших гонках ты должен видеть все вокруг, и этот опыт пригождается на дороге.

– Бывают ли случаи договорных гонок?

– За всю соревновательную практику никогда ни с кем не договаривался, что вот ты меня пропускаешь, и я туда-то выезжаю. Всегда еду на результат, со мной в этом плане разговаривать бесполезно. Было такое, что подходили люди, мол, ну давай так-то и так-то. В ответ только посмеюсь, мол, да, конечно, давай – я туда же еду, куда и ты. И на этом все заканчивалось, в итоге просто ехал, как обычно. Это же все равно что просто сказать: «Дружище, отдаю тебе первое место». Ну а зачем я тогда сюда приехал и для чего все это нужно?

– Хочется передать опыт молодежи, создать свою автошколу?

– Пока таких мыслей нет, хочется выехать на более серьезные соревнования, например, на старты в Ижевск, потому что здесь уже всех знаешь, достиг своего потолка, здесь уже все друг к другу как бы прикатались. Есть группа лидеров, каждый год мы соревнуемся в стиле «сегодня я, завтра ты», хочется новый опыт получать, видеть другие трассы, другие скорости.

– Что скажете о прогрессе новичков? Второй сезон, например, Ирина Ярошенко ездит.

– Прогресс есть. В последней гонке сезона она неплохо действовала, в повороты заходила хорошо, разгонялась, мы были удивлены, что она наконец-таки поехала. Хорошо себя проявил и дебютант сезона Владислав Рубан, именно в последнем этапе тоже достойный результат показал. Технически в их машинах много потенциала. Нужно расти в плане мастерства вождения, нужен накат, опыт, если они не забросят, то у них все получится.

– Каким видите развитие автоспорта в Коми?

– Сейчас все подугасло, если брать середину нулевых, то тогда все было более серьезно, более развито. Тогда денег было больше, организаторами были бизнесмены, которые хорошо спонсировали гонки. Сейчас найти спонсоров крайне сложно, я в этом сезоне нашел, дали немного денег, как-то поддержали. Топливо на эти деньги себе купил, а так все на энтузиазме. Пока все на том уровне, который есть. Хотелось бы видеть чего-то большего, хотелось бы, чтобы более активно включились министерство спорта Коми, региональное отделение ДОСААФ России, администрация.

Ярослав СЕВРУК

Фото Дмитрия НАПАЛКОВА

Добавить комментарий