Ефим Канев: «Без традиций мы станем не народом, а безликой массой»

На прошедшем в Ижме празднике «Луд» Коми ремесленная палата при поддержке министерства национальной политики республики и районного управления культуры впервые провела конкурс-смотр «Мастеровые Коми». Продемонстрировать свои умения в традиционных ремеслах съехались мастера из нескольких городов и районов. О том, можно ли в наше время заработать народными художественными промыслами и как поддержать тех, кто занимается этим делом, что дает статус мастера и можно ли победить псевдоэтническую продукцию, «Республике» рассказал президент Коми ремесленной палаты Ефим Канев.

– Полгода назад ремесленная палата наконец перебралась на «постоянное место жительства» в здание Дома дружбы народов в Сыктывкаре. Это какой по счету переезд был?

– Шестой за девять лет нашей усердной работы. Официально мы организовались в 2008-м, а до этого существовали как клуб по интересам тех, кто занимается творчеством, народными промыслами. Сначала размещались в кабинете на улице Орджоникидзе, в здании Комигражданпроекта, потом переехали в Центр коми культуры на улице Бабушкина, потом на Интернациональную, 157, затем на Куратова, 18, где с первого этажа переместились в подвал, далее в торговый центр «Рублик». Но все прошедшие годы – это период не только переездов, но и целенаправленной творческой работы всех участников ремесленной палаты. У нас сейчас в составе некоммерческого партнерства 250 человек, 82-м из них мы присвоили статус «мастер народных промыслов и ремесел».

– А что дает этот статус?

– Подтверждает, что изделия этого человека не просто рукодельные и абы какие, а изделия мастера. Дает право участвовать при нашем содействии в различных выставках, включая и российские, и международные, выступать на конференциях, давать мастер-классы. Кроме того, мы помогаем мастерам с реализацией их изделий, в том числе через наш салон «Зарнипас».

– Что тогда дает членство в палате всем остальным, кроме надежды в будущем добиться статуса мастера?

– В первую очередь это возможность развиваться, общаться с другими мастерами, перенимать опыт, ездить на семинары. Продавать свои изделия на различных ярмарках – городских, районных, мы для желающих в них участвовать делаем пропуски, заявки оформляем. Чтобы им меньше хлопот было. У мастеров, прошедших аттестацию, другой статус, есть возможность представлять нашу республику на высоком уровне. Прежде чем присваивать этот статус, мы к человеку присматриваемся, оцениваем его работы, из каких материалов сделаны, соответствуют ли традициям, каково качество. Советуемся с признанными специалистами, такими как народный мастер России Ирина Земцова, Ида Уткина – большой специалист по традициям народных художественных промыслов, педагог и ученый Андрей Майбуров, Зинаида Майорова, которая знает все об узорном вязании в Коми. Она лично всю республику объездила, выявила одиннадцать видов вязания, и все разные, все со своими орнаментами, своим значением.

При этом возраст для мастера – не главное. Например, в декабре мы присвоили этот статус Денису Игнатову, которому на тот момент всего было 15 лет. Он сын Евгения Игнатова, признанного мастера по работе с берестой из Усть-Куломского района. Перенимал ремесло у своего отца и уже, мне кажется, даже в чем-то его превзошел. Думаю, он станет великолепным мастером.

А те, кто еще не получили статус мастера, – люди в стадии становления, которые пока не достигли определенного уровня. К сожалению, некоторые в этой стадии так и «застревают». Кто-то от недостатка времени, чтобы развивать свои умения, кто-то от лени, кто-то от слишком больших амбиций – сплел сегодня туесок впервые в жизни, а завтра хочет выставок, признания, в том числе материального, а трудиться не хочет.

– Как можно стать членом ремесленной палаты? Возьмем, например, воспитательницу детского сада, они, как правило, люди творческие. Вот вяжет она на досуге варежки очень красивые, друзья ее хвалят. Что нужно сделать, чтобы добиться большего?

– Нужно просто отложить вязанье на пару часов, прийти к нам, пообщаться, работы свои показать. Почитать наш устав и написать заявление о вступлении. А дальше – главное, чтобы желание работать было и руки росли откуда надо. Если чего-то не умеет – научим, сможет ходить на мастер-классы, консультации получать, общаться с другими мастерами, а потом и до выставок, и ярмарок дело дойдет. Мастерство, умение что-то делать своими руками – это всегда пригодится, всегда с тобой останется и позволит при случае кусок хлеба заработать.

– На кусок хлеба, может, и хватит, но вряд ли с маслом. Или все же народными промыслами реально можно заработать на жизнь?

– Можно, но в редких случаях. И скорее в городе, чем на селе.

– И как, по-вашему, можно помочь тем же сельским мастерам? Раньше они в артели собирались, кооперативы, так было удобнее и выгоднее работать, а теперь эта традиция практически утеряна.

– Вопрос очень важный и сложный. Вот мы, например, организовали предприятие народных промыслов «Зарнипас», чтобы заниматься производством и помогать нашим мастерам продавать свои изделия. И сразу встала проблема налогообложения. В народных промыслах обычно до 90 процентов от себестоимости изделия – это творческая составляющая и ручной труд, а остальное – затраты на материал и прочее. Но налогами такое производство облагается точно так же, как и крупное машинное, фабричное, где соотношение труд-материал совсем иное. В результате развивать народные промыслы, создавать такие небольшие предприятия, те же артели, зачастую крайне невыгодно, даже разорительно. Подход к налогообложению этой сферы, отчислениям во внебюджетные фонды должен быть особый, но вот чиновники никак этого не поймут. Мы уже куда только не обращались, вплоть до президента России, доказывали, что народные художественные промыслы должны иметь льготное налогообложение. Ведь это не просто заработок, это сохранение нашей культуры, истории, традиций. Надеюсь, однажды к нашему мнению прислушаются. По крайней мере, Владимиром Владимировичем Путиным такое поручение подписано. В декабре прошлого года Коми ремесленная палата выступила одним из инициаторов и учредителей Союза предприятий народных художественных промыслов и ремесел России. Теперь будем отстаивать интересы мастеров совместно с другими регионами. Нужно создать почву, чтобы начали появляться предприятия народных промыслов, те же артели. Они и сейчас периодически появляются, но чаще всего быстро закрываются, не выдержав налоговой нагрузки, конкуренции на рынке с теневым бизнесом и ширпотребом. Посмотрите хотя бы, чем у нас сплошь и рядом заполнены прилавки с сувенирной продукцией?

– Родственница, которая работает в турбизнесе, говорит, что по всему Золотому кольцу одинаковые сувенирные лапти, кружки, разделочные доски продаются – только названия городов разные написаны. А сделано это все в основном в Китае.

– Да, матрешки и рушники made in China – сейчас обычное явление. И наши мастера, которые не штампуют их сотнями тысяч как ни попадя, а делают своими руками, все качественно, в соответствии с традициями, с соблюдением орнаментов, цветовой гаммы, в результате проигрывают. Покупатель-турист голосует рублем, не особо присматриваясь, что там шов кривой, а там роспись – «вырви глаз» по трафарету.

Все это в результате подрывает экономику народных промыслов. А в идеале нужно бы, чтобы такие небольшие предприятия были в каждом районе, ведь у нас еще не утрачены народные традиции, в любой территории есть что показать, есть чем гордиться. Почему хотя бы не организовать на Удоре небольшой кооператив по мезенской росписи, а в Усть-Цилемском районе – по пижемской, не говоря уже о других промыслах? В районах пытались открывать визит-центры, в том числе чтобы поддерживать деятельность предприятий народных промыслов, но, на мой взгляд, эту задачу выполнить не удалось.

– Устьцилемка Лидия Канева, руководитель станции Журавского и предприниматель, рассказывала такую историю: после того, как у них успешно пошли дела с овцеводством, стало просто некуда девать овчину и шерсть. Попытались создать небольшое предприятие по изготовлению сувениров и разных бытовых мелочей, вроде домашних тапочек. Организовали обучение местных жительниц валянию, пригласили преподавателей. А женщины отучились и организованно работать отказались.

– Все по той же причине: сейчас в одиночку, нелегально, не платя налоги, это делать выгоднее. Но иногда удается организовать и вполне успешное предприятие народных промыслов. Вот, кстати, в прошлом году мы создали Дом национальной и этнической моды, они тут с нами по соседству размещаются. Это творческое подразделение в составе ремесленной палаты. Сразу же пошли заказы на создание национальных костюмов, в том числе сценических для наших творческих коллективов. У нас каждый костюм – как произведение искусства. Перед тем как его сшить, изучается история той или иной местности, откуда родом творческий коллектив, чтобы не было никаких ляпов с узорами, покроем, тканями, цветовой гаммой, чтобы никто не сказал, что мы нарушили традицию и сделали «развесистую клюкву». Иногда ведь посмотришь, в какой «народной» одежде артисты выступают, – ужас берет. Все «богато», аляписто, из синтетических тканей с люрексом – юбка зеленая, кофта желтая, а сверху красный кокошник. Иногда вроде и сшито очень хорошо, но к традиционному коми национальному костюму никакого отношения не имеет. Спрашиваешь: «А где заказывали?» Отвечают: «В Москве, в Иваново, Кирове». Даже обидно становится!

– А у вас сейчас уже много заказывают?

– За первые полгода работы больше сотни костюмов сшили, в том числе и для экспозиций в музеях. Одели творческие коллективы из Корткеросского, Прилузского, Койгородского, Княжпогостского районов, сыктывкарскую «Северную околицу», еще много кого. Очень интересные и сложные заказы – для детских коллективов. Важно, чтобы ребенку в костюме было комфортно и в то же время чтобы наряд был немного на вырост. Без дела наши мастерицы никогда не сидят. Когда мы переезжали в это помещение, все выходные оборудование и коробки таскали, а в понедельник, с самого утра, еще толком все распаковать не успев, наши девушки в мастерской уже за работу взялись – выполнять срочный заказ.

– Одно дело – шить для музеев, для творческих ансамблей. Но вот, к примеру, министр национальной политики Коми Елена Ермолина носит современное платье в этническом стиле от вашей мастерской. Такое направление собираетесь развивать?

– Да, над этим мы тоже работаем. Периодически устраиваем показы модной одежды в этническом стиле на разных мероприятиях. В прошлом году на Коми ВДНХ выступали, например, на фестивале «Люди леса». В этом году провели первый республиканский фестиваль национальной и этнической моды «Северный стиль». Интерес был огромный, поэтому решили проводить его раз в два года, а в дни празднования 100-летнего юбилея республики с еще большим размахом. И это касается не только одежды. Наши мастера шьют сумки, ключницы, кошельки, даже обложки для паспортов с коми орнаментами – все из натуральных материалов. Людям очень нравится. С одной стороны – это интересный сувенир с национальным колоритом, который можно привезти из Коми и кому-то подарить, с другой – вещь, которой можно пользоваться каждодневно. Мы же должны выпускать то, что востребовано, а не то, что будет просто на полке лежать.

Кроме того, мы работаем над тем, чтобы у нас в республике были свои узнаваемые бренды. Такие, как, например, в Нижнем Новгороде «хохлома», в Московской области «гжель», в Кировской – «дымковская игрушка», и так далее. Их все знают, они раскручены, а мы сейчас ведем поиск, чтобы выделить ключевые моменты в творчестве наших мастеров и сделать их узнаваемыми брендами, чтобы их узнавали везде, не только в России.

– А когда вы выезжаете на различные российские и международные ярмарки, есть ли там спрос на изделия мастеров из Коми?

– Приведу пример. В прошлом году мы ездили в Москву на «Ладью». Там было больше 1500 участников из разных регионов России. А нам стенд выделили в самом центре экспозиции. Мы привезли работы от полусотни наших мастеров, и большую их часть очень быстро раскупили. Узорчатые носки и варежки все разобрали, кожаные изделия тоже хорошо шли, роспись мезенская и пижемская. Изделия из капа стоят дорого, их берут редко, тем не менее и их покупали. Хотя, если так разобраться, другие северные регионы на «Ладью» привозили тот же кап, варежки, роспись. Но вот такого, как у нас, ни у кого нет, вот этим мы и интересны. И люди, которые приходят на такие выставки, это те, кто разбирается в народных промыслах, ищет изделия уникальные, а у нас их предостаточно.

– «Ладья» – это высокий уровень, а вот на выставках и ярмарках попроще иногда можно такие «изделия народных промыслов» увидеть: «букеты» из чупа-чупсов, «бонсай» из конфетных фантиков, корзиночки из пластиковых бутылок. Сплошное «сделай сам» по идеям, почерпнутым в интернете.

– Я уже несколько раз озвучивал эту проблему на различных совещаниях, на художественно-экспертном совете при правительстве Республики Коми: у нас есть путаница в понятиях – декоративно-прикладное творчество, народные художественные промыслы и ремесленничество валят в одну кучу. Из-за этого, например, выставка-ярмарка «Жемчужина Севера», авторами которой мы являемся, постепенно в какой-то шурум-бурум и «очумелые ручки» превращается. Тут вам и пластиковые бутылки, и фантики, а называется все это почему-то выставкой народных художественных промыслов. Вводим людей в заблуждение. Я уже разговаривал на эту тему с министром культуры Коми Сергеем Емельяновым, договорились, что надо впредь хорошо поработать, чтобы отделять «зерна от плевел» и «мух от котлет». Нет, ничего плохого я про пресловутые «букеты» из чупа-чупсов сказать не хочу, кому-то и это нравится. Но пусть традиции таких поделок лет сто или двести исполнится. А это вряд ли произойдет. А пока действительно выходит так, что за обилием новодела становится незаметным то, в чем наше культурное достояние.

– Коми ремесленная палата официально существует девять лет. Что из сделанного за это время вам наиболее запомнилось, кажется значимым?

– Трудно что-то выделить, потому что сделано действительно много. Запомнился проект, когда мы совместно с Министерством национальной политики Республики Коми и Домом дружбы в 2015 году создали 90 кукол в костюмах разных финно-угорских народов. Это была колоссальная работа, очень сложная, продолжалась девять месяцев. Люди за это время ребенка вынашивают, а мы целых 90! Сейчас эти куклы регулярно по выставкам ездят, фестивалям, выставляются на республиканских мероприятиях. В прошлом году, например, мы провели серию обучающих семинаров «Азбука ремесел» – больше десятка мастер-классов по керамике, ткачеству, узорному вязанию, росписи, валянию в Сыктывкаре, в Усть-Куломе, в Объячеве, в Ухте. На наши мастер-классы люд всех возрастов приходил – от групп детсадовцев до пенсионеров. Перед Новым годом уже во второй раз провели фестиваль ремесел «Сила традиции», который продолжался три дня, в нем участвовали представители землячеств разных районов в Сыктывкаре, национально-культурных автономий, из городов и сел мастера и артисты приезжали. Получился такой замечательный яркий праздник многонациональной республики.

Сложную и трудную задачу, которую мы ставили, организуя нашу палату, – возрождать, развивать и продолжать традиции народных промыслов, можно сегодня с уверенностью сказать: выполняем. И я нисколько не жалею, что занимаюсь в свободное от другой работы время этим уже столько лет. Традиции мастерства, промыслы – это дело основополагающее, фундаментальное, все равно что родной язык. Потеря и того, и другого ведет к утрате своей национальной идентичности. Мы тогда уже будем не народом, а безликой массой, которая не имеет ни почвы своей, ни корней.

Беседовала Анна ПОТЕХИНА

Фото автора и Артура АРТЕЕВА

Добавить комментарий