Потоп на погосте

Общественники обсудили проблемы кладбищ

В Общественной палате Коми обсудили состояние городских и сельских кладбищ. Эту тему общественники поднимают не в первый раз на самых разных уровнях, держат на контроле, но, судя по тому, что прозвучало на круглом столе 18 июля, ситуация особо не меняется.

Уже ближе к концу полуторачасового заседания заместитель председателя палаты Галина Лапшина поведала историю о старушке, которая несколько лет назад жаловалась ей на сложности, связанные с посещением могил родственников на Кочпонском кладбище, – уж очень далеко идти от автобусной остановки. Неоднократно Галина Лапшина обсуждала этот вопрос с представителями мэрии, там говорили, что вопрос решить в принципе несложно, но в результате старушка уже сама покоится на кладбище, а удобной остановки так и нет. В принципе одной этой истории уже вполне достаточно, чтобы описать то, что происходит с местами захоронения и инфраструктурой, с ними связанной. Власти жалуются на недостаток финансов, тут бы острые проблемы живых решить, а уж с мертвыми как-нибудь по остаточному принципу. А организации, которые берутся за скудные по деньгам муниципальные контракты на содержание и благоустройство кладбищ, либо работают себе в убыток, либо особо себя не утруждают.

Однако члены палаты решили рассмотреть проблему по максимуму. Заместитель председателя регионального отделения «Всемирного Русского Народного Собора» Галина Кравченко детально поведала, как она посетила все кладбища в Сыктывкаре и что она там увидела. Основные нарекания – на мусор. По словам Галины Кравченко, на Краснозатонском кладбище даже контейнеров под мусор нет, родственники похороненных и работники ритуальных служб весь хлам, скапливающийся при благоустройстве захоронения, тащат в придорожную зону. А в худшем – мусор просто сваливают к заброшенным могилам. Кроме того, все городские кладбища  «плавают», особенно в нынешний щедрый на дожди год. Возле того же Краснозатонского кладбища недавно ремонтировали дорогу, рыли по обочинам водоотводные канавы, но возле погоста водоотводы почему-то не сделали. Как выяснилось позже, дорожники, отвечая на поставленные вопросы, сслылались на то, что копать канаву вдоль кладбища проблемно – часть захоронений находится очень близко от дороги.

Кроме того, Галина Кравченко указала на отсутствие четкой системы в захоронении людей и паспортизации могил. Бывает, что даже родственники покойного, приехав в Сыктывкар, не могут найти могилу всего-то десятилетней давности. И на самом захоронении нигде не указан его регистрационный номер. И это уже не говоря о других очевидных проблемах – рухнувших или отсутствующих ограждениях кладбищ, разваливающихся административных помещениях.

Сказанное Галиной Кравченко подтвердили другие участники круглого стола, в том числе представители Общероссийского народного фронта. Всплыла и еще одна проблема – это фактически нелегальные захоронения, сделанные без разрешения администрации города, по договоренности с организацией, обслуживающей кладбище. По мнению общественников, здесь прослеживается коррупционная составляющая.

При этом участники встречи сошлись во мнении, что сельские кладбища зачастую выглядят куда приличнее городских: в деревне все друг друга знают и семейные связи крепче, так что зазорно оставлять места упокоения в непотребном состоянии.

Представитель минстроя Коми Нелли Рудницкая рассказала, что у этого ведомства нет полномочий заниматься кладбищами – это дело муниципалитетов (которые, если денег не хватает, могли бы активнее использовать «Народный бюджет»). Однако минстрой все же ведет мониторинг состояния мест захоронений, и результаты его неутешительны. Например, только 57 процентов кладбищ в Коми имеют ограды. Из-за этого на деревенских кладбищах частенько пасутся коровы. Фонари есть только на двух процентах кладбищ, а инвентаризация проведена только у семи процентов.

По словам Нелли Рудницкой, сейчас министерство занимается разработкой модельного акта по порядку деятельности кладбищ, который распространят по муниципалитетам. Кроме того, при минстрое есть соответствующий попечительский совет, и те общественники, которых волнует кладбищенская тема, могли бы поучаствовать в его деятельности. Предварительно узнали о том, сколько будет стоить программное обеспечение по паспортизации кладбищ, – полмиллиона рублей. Но еще вопрос, готовы ли муниципалитеты заплатить за разработку и поддержку этой программы.

Член палаты Александр Рассохин, услышав впечатляющую цифру, заспорил, что программа таких денег явно не стоит. Схему кладбища, например, легко сделать, опираясь на спутниковую съемку. Тем более что все данные в эту программу потом все равно придется руками вводить.

Почему на сыктывкарских кладбищах сейчас так много мусора, пояснил начальник отдела контроля за содержанием и эксплуатацией инфраструктуры городского хозяйства Сергей Прощенко. По его словам, в нынешнем году победителем конкурса на содержание кладбищ стало ООО «Созидатель», специализирующееся в основном на земляных работах. Но своих возможностей эта компания явно не рассчитала, поэтому средств на вывоз мусора у нее сейчас не хватает. Но это не значит, что «Созидателю» разрешат все так и оставить.

По мнению директора МУП «Жилкомсервис» Дмитрия Муллаянова, основная беда в том, что закон не позволяет рассматривать кладбища как объект, который может находиться на содержании муниципалитета (как парки, памятники, например). Из-за этого и возникают сложности с финансированием. Чтобы решить вопрос, нужно выходить на уровень Госсовета или даже Госдумы.

Кроме того, прозвучали идеи перенять опыт других регионов и регулярно отлавливать на кладбище людей, ухаживающих за могилами, оформлять при этом паспорт захоронения, в котором указывать человека (родственника покойного, например), ответственного за поддержание могилы в порядке. Так за два-три года можно будет навести относительный порядок в данных. Также можно будет начать взимать плату с тех, кто могилы своих близких сам в нормальном состоянии содержать не хочет, брать с них, например, по пятьсот рублей в год.

Тут общественники заспорили, на каких законных основаниях это вообще можно сделать, объектом чьей собственности де-юре является захоронение, какие документы могут подтверждать права на участок земли на общественном кладбище и так далее. В результате решили пока посодействовать решению самых насущных проблем, в частности направить в Природоохранную прокуратуру и Роспотребнадзор обращение по поводу безобразий с водоотведением у Краснозатонского кладбища, все-таки вода, текущая через погост, в результате попадает в Вычегду, а это может быть небезопасно с точки зрения здоровья людей. А мэру Сыктывкара направить информацию о выявленных фактах невывоза мусора «Созидателем».

Всего в Коми сейчас 406 кладбищ, 392 из них открыты для захоронений.

Анна ПОТЕХИНА

Фото Дмитрия НАПАЛКОВА

Добавить комментарий