На родине Каллистрата Жакова

Участники акции «Пешком по Усть-Сысольску» прошли по улицам Давпона

В первую субботу весны в Сыктывкаре прошла очередная познавательная лекция-прогулка «Пешком по Усть-Сысольску». Она была посвящена ученому-энциклопедисту, писателю, философу, этнографу, фольклористу и лингвисту Каллистрату Жакову. На этот раз основная часть лекции была не на улице, а в помещении. Любознательные сыктывкарцы собрались в единственном в мире музее Жакова, расположенном в школе №24, носящей имя ученого. Здесь о его жизни рассказала хранитель музея Антонида Есева. Она же показала два старинных дома в местечке Давпон. Предположительно, что в одном из них в 1866 году родился и вырос будущий ученый. Завершилась экскурсия на улице имени Жакова.

В этом доме по улице Давпонской предположительно жил К.Жаков.

В школьном музее собраны книги Жакова, в том числе и редкое рижское издание «Лимитизма» 1929 года. Здесь оформлен уголок, посвященный деревенскому детству ученого, его родителям Фалалею и Устинье. В красном углу под иконой висит деревянная личина идола, которую когда-то привезла из деревни одна из школьниц. В другом углу создан интерьер рабочего кабинета ученого, висят пальто и шляпа, похожие на те, которые он носил. На стендах – фотографии Жакова, его родных, детей и внуков. Здесь же родовое древо его многочисленной семьи. Сейчас более двадцати прямых потомков ученого живут в России. Есть его внуки и правнуки в Прибалтике. А вот в Сыктывкаре прямых его потомков нет и не было. Также в музее есть карта странствий ученого. Довольно рано покинув родину, он ездил по всей России и даже побывал в Японии и Китае.

Как напомнила Антонида Есева, среди современных философов Жаков последний, который создал оригинальное учение. Он отец-основатель лимитизма – «философии предела» – единства наук, философий и религий.

Последние пять лет своей жизни Каллистрат Жаков провел в Риге. В эти годы профессор активно занимался разработкой и пропагандой лимитизма, основы которого изложил еще в 1912 году. Философские идеи Жакова были хорошо приняты увлеченной поисками истины рижской интеллигенцией. Его публичные двухчасовые лекции, которые он читал два-три раза в неделю в течение трех лет, вызывали неподдельный интерес. В городе возникло две группы последователей Жакова: «Общество лимитивной философии в Латвии» и «Академия философии лимитизма». Они не только конкурировали между собой, но и враждовали в борьбе за своего «гуру».

Весной 1922 года глава «лимитистов-академиков» Эрнест Барон убедил Жакова пожить на хуторе своего отца, где профессор проработал до осени. В итоге почти все работы того периода остались у Барона. В ноябре ученики Жакова из конкурирующего клана «похитили» своего учителя и сняли для него комнату в Риге. Жаков за этот период создал около 350 рукописей. Умер Жаков 20 января 1926 года. После кончины учителя началась борьба не только за его творческое наследие, но даже за тело, которое было похоронено трижды. На четвертый день после смерти его похоронили на Покровском кладбище в Риге. Однако когда через три дня его последняя жена Мария Заринь в сопровождении родственников пришла туда, то обнаружила, что могила вскрыта. Тело Жакова с разрешения властей «похитил» Эрнест Барон, который решил забальзамировать труп основателя лимитизма и оставить его в мавзолее – «храме лимитизма» в городке Тукуме. После протестов лимитистов-конкурентов и родных умершего власти запретили бальзамирование, и через месяц тело вернули на кладбище. После смерти учителя Барон решил собрать все его работы и издать полное собрание сочинений. За недостающими рукописями он обратился ко второй жене профессора Алиде Приеде, но ничего не получил от нее. Тем не менее он собрал многие труды философа. Но затем и сам Барон, и собранный им архив рукописей затерялись. А прах Жакова в 1990 году перезахоронили на центральном кладбище Сыктывкара.

Известно, что Жаков был женат несколько раз. От первой жены Глафиры Николаевской у него были дети Вадим и Евгения. От второй – Алиды Приеды – дочери Райда и Елена. Оставшаяся в Санкт-Петербурге Глафира Жакова до конца своей жизни хранила архив мужа. Она умерла от голода во время блокады. В квартире остался ее племянник, который, чтобы не замерзнуть, вынужден был сжечь рукописи и даже стол Жакова.

– Вторая жена Алида-Каролина Приеде, когда прочитала книгу Жакова «Сквозь строй жизни», загорелась желанием поехать в Санкт-Петербург и познакомиться с автором, – рассказала Антонида Есева. – Отец и брат не разрешали ей уезжать, и она одолжила денег на дорогу у служанки. В Санкт-Петербурге на Черняевских курсах она познакомилась и с Жаковым, и с его женой. Но жить ей было не на что, и Глафира Никаноровна предложила девушке стать домашней учительницей Вадима. К этому времени Каллистрат Фалалеевич был тяжело болен, и Алида-Каролина предложила поехать с ней в Латвию на лечение. Там они поженились.

С Алидой Жаков развелся в 1921 году, а последние пять лет жизни он провел в Латвии. В ноябре 1922 года «зырянский Фауст» окончательно осел в Риге, где ученики-лимитисты сняли для него комнату в квартире секретаря общества лимитистов латышки Марии Заринь. Увлеченная лекциями зырянского профессора, она согласилась работать его личным секретарем, а затем стала женой. Детей у пары не было. Жаков привязался к маленькому племяннику Марии Мерсеру Заринь – учил его играть на гармошке коми народные мелодии. Уроки не прошли бесследно – Мерсер стал композитором и музыкальным руководителем театра имени Яна Райниса.

В 1920 году Жаков написал открытое письмо Ленину. Он раскритиковал советскую власть за политику массового насилия по отношению к народу России. Письмо было опубликовано в эстонской газете «Раяланэ».

«Вас уничтожат сразу, как только у Вас пропадет возможность уничтожать других тысячами и миллионами. Так неверен Ваш однообразный характер мышления, как будто мир – только механизм и человек в нем – только машина», – писал философ вождю мирового пролетариата.

Историк Михаил Рогачев, сам уроженец Риги, рассказал о том, что Жакову было тяжело жить в этом городе.

– Он не любил Ригу, – отметил историк. – Но он был очень популярен, общество лимитистов было сильным. Даже первый президент Латвии Янис Чаксте знал Жакова. Маленькое открытие мы сделали у меня на кухне. Литературовед Владимир Демин и журналист Леонид Лыткин приехали в Ригу в поисках наследия Жакова. Мы сидели на кухне в коммуналке в центре Риги, пили чай и говорили о Жакове. Входит мой сосед латыш Янис и говорит, что читал про Жакова в изданной до войны латвийской энциклопедии.

В 2001 году, когда открылся музей, в Давпоне начался поиск дома, где родился Каллистрат Жаков.

– Мы ходили по району, встречались с людьми, спрашивали про Жакова. Но многие даже не знали, кто он такой. Установить, какой именно дом принадлежал его родственникам, нам достоверно так и не удалось. По описанию подходят два дома. Известный сыктывкарский краевед Надежда Митюшева считает, что дом №41 по улице Давпонской и был родовым домом Жаковых, – рассказала Антонида Есева.

Как установила Надежда Митюшева, перестроенная Палалей керка (родовой дом Фалалея) и поныне стоит на развилке двух улиц, являющейся сердцевиной Давпона – на тракте Мир туй. Это дорога вела из Усть-Сысольска в южные волости. В обратную сторону, до городских домов по улице Пушкина, дорога шла лесом. Дом Фалалея Жакова простоял в первоначальном виде до 1922 года. Затем племянник писателя Александр Жаков обновил его, оставляя нетронутыми всю хозяйственную половину и фундамент.

В автобиографической книге «Под шум северного ветра» в рассказе об отце «Жизнь Фалалея» писатель описывает родной дом. И под это описание подходит дом №25 на той же улице. Жаков вспоминает, что, когда он подходил к дому, четыре окна ласково смотрели на него и два окна на чердаке улыбались. Количество окон совпадает. Последний раз Жаков побывал на родине в 1913 году.

Артур АРТЕЕВ

Фото автора

В 2005 году автору довелось найти и привезти в Сыктывкар 32 работы из творческого наследия Жакова. Половина из них – рукописи философа и писателя, другая часть – машинописные распечатки его лекций. До этого в Коми имелась только одна-единственная рукопись Жакова. Сейчас рижский архив хранится в фондах Национальной библиотеки Коми. Значительная часть работ была опубликована в книге «Утверждение истины». Книгу в 2012 году совместно подготовили сотрудники библиотеки и ученые ИЯЛИ КНЦ УрО РАН. В 2013 году доктор философии, ведущий научный сотрудник Института философии и социологии Латвийского университета Светлана Ковальчук обнаружила в Латвии новые документы и фотографии, связанные с жизнью и творчеством Каллистрата Жакова. Рукописей самого Жакова в этом архиве не оказалось, но есть пять ранее неизвестных фотографий, связанных с его жизнью. Также в архиве более двадцати брошюр, машинописных распечаток и рукописей лекций основателя лимитизма.

 

Добавить комментарий