Татьяна Спицына: «Мечтаю увидеть неясыть»

Сыктывкарка Татьяна Спицына стала известным сетевым автором благодаря своим фотоработам, единственные герои которых – птицы. Вопреки расхожему мнению, что с наступлением зимы кроме вечных спутников человека – голубей, воробьев и ворон других пернатых на севере не остается, она устраивает фотоохоту на таких лесных птиц, которых и летом встретить трудно. О сложностях и радостях фотоохоты, характере птиц, которые нас окружают и которых люди просто не замечают, Татьяна Спицына рассказала в интервью «Республике».

Спицына

– Когда началось ваше увлечение фотографией?

– Еще в детстве. Отец был фотографом-любителем, мы оба с ним увлекались фотографированием, а потом проявляли снимки в ванной. Конечно, это были непрофессиональные фото, снимала в основном друзей, свою собаку. Но сколько себя помню, у меня всегда был фотоаппарат: сначала пленочный черно-белый, потом «Кодак», потом добралась и до «зеркалки». Как началось увлечение птицами? Как-то решила заснять воробья, а потом пригляделась: не воробей – грудка у птахи розовая. Выложила фото «ВКонтакте» друзьям на опознание. Они хоть и не профессиональные орнитологи, но любители со стажем. В ходе опознания воробей оказался чечеткой. Первое время я все у друзей консультировалась, что это за птичка, которую мне удалось сфотографировать. Потом сама стала искать в интернете. Постепенно это меня так захватило, что теперь выходной без выезда на природу – бездарно прожитый день.

Обычному горожанину кажется, что кроме ворон, голубей, воробьев и синиц у нас и птиц-то нет. На самом деле не только в лесу, но и в городе очень много разных птиц. Я сейчас уже даже по голосам их различаю. Слышу их щебет и уже знаю: это чечетки, это чижи. У нас есть почти все птицы, которые обитают в России. Даже те, которых раньше не было, с потеплением климата до нас добрались. К примеру, дубоносы, цапли. А ласточки так вообще для нас обычны. У нас есть и береговушки, и касатки, которые лепят гнезда под крышами. Я видела их в деревнях на Удоре. Береговушек полно на высоких берегах Вычегды. В этом году где-то видела информацию, что множество ласточек свили гнезда в песчаной горе возле «Бетонинвеста», а экскаваторщик, не зная об этом, снес гору вместе с гнездами.

– Когда-то много лет назад под Сыктывкаром в молодом березняке на рассвете слышалось потрясающее соловьиное пение. Они еще прилетают к нам?

– Да, весной я их часто слышу. Просто пока не задавалась целью поймать их в кадр. Соловей – птичка сама по себе невзрачная, но поет чудно. Весной за Выльгортом, где карьерные озера, соловьи просто заливаются. Их сразу можно отличить – это ж такие рулады. У нас в Коми есть птичка варакушка. Ее пение очень напоминает соловьиное, но все же отличить от соловья можно.

– Фотоохота требует от человека умения подолгу удерживать внимание, не делать резких движений? Это как-то повлияло на ваш характер, образ жизни?

– Конечно, это меняет человека. Потому что умение концентрировать внимание и подолгу пребывать в молчании развивает созерцательность. Это в какой-то мере даже медитация. Со временем это превращается в потребность, и общение с людьми начинает утомлять. Уже не хочется пустых разговоров, больше тянет на природу, к живым звукам, туда, где нет фальши и необходимости соответствовать каким-то нормам и правилам, где все – естественно. Бывает, не можешь по какой-то причине выехать за город, так к вечеру возникает ощущение, что день пропал. Летом обычно уезжаю за город рано утром и спохватываюсь, когда уже сумерки опускаются. Я, наверное, и машину-то купила по большей части для того, чтобы ездить за город. Утром, до рассвета, когда еще все спят, выехать в лес – это ни с чем не сравнимое ощущение. Я вообще по натуре интроверт. Кто-то нуждается в общении, а я очень хорошо чувствую себя в одиночестве. Мне с собой не скучно, я всегда найду чем заняться.

– Птицы обычно прячутся в листве, как вы умудряетесь поймать их в кадр?

– Где-то покараулишь, где-то приманишь. Для этого есть диктофон, куда я записываю голоса птиц. Правда, не все и не всегда идут на голоса. Весной, например, когда у птиц брачные игры, они очень хорошо идут на голос, а зимой уже хуже. Но в засаде не сижу, у меня терпения не хватает сидеть. Я просто хожу за стайкой. Я же знаю, что они немного пролетят и где-то сядут. Зимой приручить птиц намного легче, чем летом: кушать захочешь – сядешь куда угодно. Обычно процесс приручения длится день, максимум три дня. Я так экспериментировала на гаичках. Рассыпаю семечки на земле, встаю неподалеку, включаю голос гаички. Рано или поздно прилетает птаха, обнаруживает еду, начинает звать друзей. Они очень быстро соображают, что на этом месте и завтра тоже может быть еда. Постепенно подходишь к ним ближе и ближе, а потом вообще на землю уже не сыплешь семечки, а даешь с руки. Они садятся на руку сразу по нескольку птиц. Еще и дерутся на руке, войнушки устраивают, хохолки поднимают.

– Вы наблюдаете за птицами. У каждого вида свой характер. Что вы могли бы рассказать о них?

– Гаички – птицы из отряда синиц – очень трудолюбивые. Весной я наблюдала, как они делают гнездо: уж так хлопочут и туда-сюда летают, выносят в клювах разный мусор, расширяя дупло. Чего не скажешь, например, о воробьях. Те, как домашние животные, во многом зависят от человека. Интересно наблюдать за птицами даже на кормушке. У них всегда есть главный, который всех гоняет. Раньше я думала, что воробьи маленькие и другим птицам их легко обидеть, а они, оказывается, очень дерзкие и наглые и сами гоняют и синиц, и снегирей. На кормушке или там, где человек рассыпал еду на земле, они главные, прогнать их могут только голуби, потому что они размером больше. Потому воробьев так много, что характер у них наглый, выживаемость больше.

Поскольку воробьи и голуби селятся рядом с человеком, они практически всеядные. Синицы, например, хлебные крошки почти не едят. Летом они едят жучков-червяков, а зимой семечки, сало. Признаюсь, голубей не люблю, они мне напоминают обычных крыс: набрасываются на еду, набьют зоб, изгадят все вокруг. Воробьи тоже неряхи: в кормушке умудряются все засыпать шелухой. А синицы – интеллигентки, они не толкаются, не тянут у других из-под носа, обычно возьмут одну семечку, отлетят в сторонку и шелушат ее в укромном месте.

– А как вам удалось снять сову? Они ведь не летают в открытую, тем более днем.

– Мне очень хотелось увидеть сову, но раньше я этих птиц встречала только изредка, а в этом году было какое-то катастрофическое количество сов. Болотная сова гнездится обычно в полях, среди высокой травы. Мне больше всего везло на встречи с ней, потому что она охотится не ночью, а рано утром, на рассвете. В этом году мне повезло наблюдать весь процесс – от их весеннего прилета до осеннего отлета. Удалось понаблюдать, как сова высиживала птенцов, как потом оба родителя выкармливали их. Правда, когда птенцы стали подрастать, взрослые совы заметили меня и стали очень агрессивны, подступиться близко к гнезду стало просто невозможно. Отец семейства кидался на меня так отчаянно, что я поняла: связываться с родителями птенцов очень опасно. Пытаешься сфотографировать – самка с одной стороны пикирует, самец – с другой. Я попросила своего друга помочь: мол, ты отгоняй, а я сфотографирую. Но ничего не удалось – нас чуть не «растерзали». Я потом в интернете читала, что иногда такие попытки человека приблизиться к совиному гнезду кончались даже смертельными случаями. Когда сова просто сидит на ветке, издали можно подумать, что это кошка. Но когда она летит, размах крыльев у нее довольно большой. У них клюв просто железный и когти – мощные.

– Куда чаще всего ездите на фотоохоту?

– Обычно предпочитаю ездить в Кэччойяг или Алешино, раньше часто бывала в Кировском парке, но после того как там срубили большую часть деревьев, птиц осталось в разы меньше. А раньше там было очень много разных птиц: и чечевицы, и щеглы, и дятлы. Именно в Кировском парке я впервые увидела, как дятел кормил птенцов. А сейчас их там не увидишь.

– Когда интереснее снимать – летом или зимой?

– Зимой заморочек много: на холоде руки мерзнут, аппаратура замерзает, а зайдешь в помещение – объектив запотевает. Поэтому зимой и ранней весной, когда птицы только прилетают, я больше их в кормушках снимаю. Обычно насыпаю туда семечки, потому что семечки едят все птицы – это же растительный белок. Голубей от кормушки я гоняю, даже кормушку сделала так, чтобы голуби туда свою голову просунуть не могли. Синичкам эти узкие прорези между решетками не преграда, а голубям там делать нечего – они сразу же все съедят и другим не оставят. Я, кстати, голубей даже не фотографирую.

– Как-то в марте наблюдала из окна такую картину: одна взрослая ворона кормила другую из клюва в клюв. Чем объясняется такая необычная забота?

– Обычно они, конечно, не столь альтруистичны, это у них сезонное подобрение. Весной – в феврале-марте у них начинаются очень серьезные ухаживания. Именно тогда они становятся леди и джентльменами. Пожалуй, за любовными играми ворон наблюдать интереснее всего, потому что они и так-то большие оригиналы, а в сезон ухаживаний просто себя превосходят. Самцы своим избранницам подкладывают кусочки еды, постоянно что-то тащат им, заигрывают. Как-то видела, как воронья пара затеяла игру в воздухе. Ворон сорвал еловую веточку, летит по воздуху и кидает ее своей партнерше, а та подхватывает и бросает ему. Глядя на их игры, убеждаешься, что вороны действительно птицы с очень развитым интеллектом. Однажды я наблюдала, как ворон с вороной «играли в футбол» пластиковым стаканчиком, клювами его друг другу перекидывали. Вороны очень умные, но при этом злопамятные: прогонишь их со своей машины, они потом обязательно на нее нагадят.

Прошлой зимой я одну ворону почти приручила. Она меня по утрам уже ждала у подъезда, садилась на перила лестницы и ждала гостинцев. Когда она с моей руки взяла печенье, у меня было столько восторга: мелочь, но очень приятно, что птица тебе доверилась.

У них, у ворон, очень сильны инстинкты общения. Как-то у меня пару месяцев на балконе жила ворона с переломанным крылом. Так я думала, ее собратья разобьют мне стекло на балконе. Они каждый день прилетали к моей квартирантке, клювами стучали в окно и что-то ей на все лады каркали. Когда моя подопечная наконец-то начала летать по балкону, в мае я увезла ее в лес и наконец-то вздохнула с облегчением – вороны перестали атаковать мой балкон. Обычно весной вороны улетают за город. Это зимой они на городских помойках кормятся.

В прошлом году мне посчастливилось наблюдать брачные игры турухтанов. Эти птицы очень красивы весной. Одинакового цвета у самцов обычно в это время не бывает, они все разноцветные с красивыми жабо. Весной самцы между собой устраивают бои, дерутся, как петухи. А их избранницы в это время «пасутся» рядом. Я работаю на метеостанции аэропорта, так видела, как они устраивали свои бои на взлетной полосе. Перед посадкой самолета работнику аэропорта приходилось их разгонять, стреляя в воздух.

– Вы мечтали сфотографировать сову, и вам посчастливилось это сделать. Какую редкую птицу мечтаете поймать в кадр сейчас?

– Теперь мечтаю увидеть и заснять другую сову. Пока я видела только ушастую, болотную и ястребиную сову, а хотелось бы понаблюдать за неясытью. Я уже не раз слышала от людей, что зимой, в сильные морозы, неясыть видели в городе. В лесу в это время голодно, они прилетают сюда на помойки, где ловят крыс. Кстати, отобедать крысятиной не брезгуют и вороны. Я сама однажды наблюдала, как ворона схватила крысу, а вся воронья стая тут же набросилась на нее.

Беседовала Галина ГАЕВА

Фото из архива Татьяны СПИЦЫНОЙ

AeDOCATVIzY eHBi_AopJ7M fdXRL_zs6T4 MQWjv90aSlE uVcSlCyXPIE xwAWgOfD4uw

3 ответов на Татьяна Спицына: «Мечтаю увидеть неясыть»

  1. Родион:

    Хоть бы на фото эту неясыть увидеть. Что за птица такая?

  2. Аноним:

    Обожаю фотографии птиц Татьяны.

  3. Сергей:

    Татьяна, спасибо за ваше творчество! Давно за вами наблюдаю в интернете.

Добавить комментарий