Ирина Рыбина: «В вопросах трудоустройства инвалидов работодателю нужно быть гибче»

С начала года сыктывкарский центр занятости трудоустроил порядка ста человек с инвалидностью. Причем работодатель может воспользоваться одним из трех направлений трудоустройства инвалидов: квотированием, резервированием или арендой рабочих мест. О том, какие возможности трудоустройства в столице Коми могут быть предоставлены человеку с инвалидностью, в интервью «Республике» рассказала директор сыктывкарского центра занятости Ирина Рыбина.

IMG_0385

– С 2010 по 2015 год действовала программа оборудования рабочих мест для инвалидов, в рамках которой выделялись средства на создание комфортных условий работнику с ограничениями по здоровью. Сейчас такой программы нет. Что может сегодня предложить служба занятости человеку с инвалидностью, желающему работать?

– Служба занятости имеет множество возможностей при условии, что со стороны самого гражданина действительно есть желание работать. Ведь у нас есть случаи, когда инвалиды встают на учет в ЦЗН, но от всех предложений трудоустройства отказываются, находя самые разные отговорки. Просто цель у таких людей не трудоустройство, а желание получать пособие и справку на льготы. Хотя, к счастью, желающих действительно найти работу – больше.

На общих условиях мы работаем с ними по всем вакансиям, которые поступают к нам в службу занятости. Это обычные вакансии, на которые работодатель готов рассматривать и граждан с инвалидностью тоже. Кроме этого, у нас есть направления работы, связанные именно с категорией граждан с инвалидностью. Это квотирование, резервирование и аренда рабочих мест.

– Расскажите подробнее о каждом из этих направлений.

– Квотирование – это уже давняя практика. Постановление о квотировании рабочих мест для инвалидов вышло еще в 2004 году. В рамках этого постановления организации со средней численностью более ста работников обязаны были два процента рабочих мест выделять для трудоустройства инвалидов. Впоследствии были внесены изменения в законодательство в части закрепления мер по предоставлению гарантий трудовой занятости инвалидов. Теперь квотированию подлежат организации с численностью работников более 35 человек. Помимо квотирования предусмотрено резервирование и создание специальных рабочих мест для инвалидов. То есть практически для работодателя предусмотрены все возможности по трудоустройству инвалидов.

Теперь о том, что собой представляет резервирование рабочих мест. К примеру, работодатель хотел бы взять на работу человека с инвалидностью, но тот не имеет нужной специальности. В этом случае руководитель предприятия может заключить договор со службой занятости на резервирование рабочего места для инвалида. То есть мы беремся обучить потенциального работника под ту или иную профессию, после чего работодатель сможет его принять к себе на работу.

Программа резервирования перекликается с квотированием. Допустим, если работодатель в рамках квотирования по какой-то причине не может подобрать себе инвалида из числа состоящих на учете в службе занятости, он может воспользоваться нашей программой переобучения. Мы человека переобучим, и он будет трудоустроен. С резервированием мы только начинаем работать. На сегодняшний день в рамках этого направления у нас заключено уже три договора, принято на работу два человека, третий пока обучается. Один из этих троих уже работает автоэлектриком по обслуживанию автомобилей, второй – охранником в ЧОПе. Третий кандидат обучается на профессию закройщика: у нас подписан договор со швейным предприятием «Биарма», куда его после обучения готовы принять на работу.

В республике действует закон о квотировании рабочих мест для инвалидов, который также преду-сматривает возможность подписания соглашения между организациями о создании рабочих мест. Мы называем это арендой рабочего места. На практике это выглядит так: те работодатели, которые по той или иной причине не могут создать квотируемые рабочие места у себя в организации, могут выполнить свою квоту за счет того предприятия, которое готово взять на работу инвалида. Живой пример: компания «Северные железные дороги» априори не может трудоустроить инвалидов – некуда, нет у них такой работы, с которой мог бы справиться человек с инвалидностью. А по закону о квотировании они обязаны это сделать. В этом случае они могут воспользоваться правом аренды рабочего места в другой организации, которая готова принять на работу инвалида. Я считаю, что это прекрасная возможность для тех, кто не может подыскать инвалиду работу на своем предприятии.

– Как выглядит этот механизм на практике? Предприятие, не имеющее возможности выполнить квоту, самостоятельно ищет тех, у кого они могли бы арендовать рабочее место, или на помощь им приходит служба занятости?

– Конечно, служба занятости всегда помогает и сводит две заинтересованные стороны. У нас ведь для этого больше возможностей, чем у кого бы то ни было. Мы обычно подыскиваем ту организацию, которая готова сдать рабочее место в аренду. Как правило, это общественные организации, испытывающие кадровый дефицит и готовые принимать на работу инвалидов с любой формой инвалидности. У таких организаций одна проблема: работники-то им нужны, да зарплату им платить нечем. Если стороны договариваются об аренде рабочего места, то вопрос решается просто: общественная организация предоставляет рабочее место, а предприятие, которое трудоустроило инвалида, выплачивает ей арендную плату. Эти средства могут быть направлены на зарплату трудоустроенному инвалиду.

За три года с начала действия закона в Сыктывкаре пять организаций воспользовались арендой рабочего места. В рамках аренды на работу принято двенадцать человек. Рабочие места арендованы в сыктывкарском и эжвинском обществах инвалидов, Коми республиканской организации Всероссийского общества инвалидов, правозащитной организации людей с инвалидностью «Аппарель» и в Коми региональной организации Всероссийского общества слепых. Все трудоустроенные имеют осложненную форму инвалидности: из них трое – колясочники, двое – тотально слепые.

Одним из первооткрывателей этого направления стало ООО «Пожгазсервис» – дочерняя компания Монди СЛПК, которая еще в декабре 2014 года подписала договор на аренду рабочего места для инвалида-колясочника в организации «Аппарель». Затем была торговая сеть «Ассорти». К сожалению, компания ликвидировалась, и нам пришлось для трудоустроенного этой компанией человека подыскивать другой вариант. Выполнить свою квоту за счет этого инвалида согласилось ООО «Автодор». Возможностью аренды рабочего места воспользовалась и компания ООО «ЮТэйр-Экспресс».

Вообще, те организации, которые не могут выполнить квоту, обязаны арендовать рабочее место в других организациях. И партнеров мы бы им нашли. Но, к сожалению, контрольно-надзорные органы не очень качественно следят за исполнением закона о квотировании. А пока не будет качественно работать система наказания за отказ от квотирования, пока работодатель не будет нести ответственности, закон не будет реализовываться полноценно. Согласитесь, лучше работодателю выполнить квоту и жить спокойно, но некоторые упорно продолжают уклоняться.

– Может, просто, пока их не наказывают штрафными санкциями, они предпочитают экономить за счет этого? Какова цена вопроса? Сколько работодатель, арендующий рабочее место, должен ежемесячно выплачивать арендодателю?

– Цена вопроса, на мой взгляд, весьма скромная. Так как сторона, которая принимает инвалида к себе на работу, несет ответственность за него и должна оплачивать за него все налоги, оплата должна быть не ниже МРОТ плюс районные и северные надбавки и налоги. В среднем сумма варьируется в пределах 15 тысяч рублей. Я считаю, что 15 тысяч рублей в месяц за одно рабочее место не такая большая цена вопроса для любой организации, тем более крупной. Я думаю, если работодатель не хочет арендовать рабочее место, то должна быть другая альтернатива. К примеру, раньше было так: если работодатель не может по закону о квотировании взять к себе на работу инвалида, он обязан заплатить в казну определенную сумму. Тем самым он снимает с себя ответственность за его трудоустройство. Можно было бы вернуться к этому варианту, но сумма должна быть в пределах не менее 15 тысяч рублей в месяц.

Когда вышел закон о возможности аренды рабочего места для тех, кто не может выполнить квоту, мы обрадовались: «Теперь всех желающих инвалидов трудоустроим». Но в итоге получилось, что после выхода закона работодатели провели мониторинг кадров и среди своих работников выявили инвалидов. Таким образом, они уже сняли с себя ответственность за дальнейшее трудоустройство: квота-то выполнена.

– В прошлом году действовала программа возмещения средств на выплату заработной платы работодателю, принявшему на работу инвалида. Ее тоже отменили. Было ли предложено что-то новое взамен прежнего?

– Это была прекрасная программа, которая позволила нам в прошлом году в Сыктывкаре трудоустроить 39 граждан с инвалидностью и сохранить пять рабочих мест. Было много работодателей, желающих принять на работу инвалида на таких условиях. Потому что работодатель ведь зачастую и готов взять к себе на работу человека с инвалидностью, но фонд заработной платы не позволяет. А эта программа позволяла им возместить затраты на заработную плату. В этом году данную компенсацию отменили, и показатели трудоустройства пошли вниз. Если на 1 ноября в прошлом году было трудоустроено 133 инвалида, то в нынешнем – 96.

Однако в этом году предусмотрена другая форма поддержки. У нас появилась возможность оплачивать труд наставника, которого прикрепляют к вновь трудоустроенному инвалиду. Программа рассчитана на инвалидов первой и второй групп, чтобы адаптировать их к условиям труда на предприятии. Плюс к этому у нас еще есть возможность создавать на предприятиях инфраструктуру для граждан с инвалидностью. В этом году мы трудоустроили шесть инвалидов в организации, за всеми закреплены наставники. Три организации готовят инфраструктуру.

– А много ли вообще инвалидов обращаются в центр занятости за помощью в трудоустройстве?

– За десять месяцев этого года в сыктывкарский центр занятости обратились 385 граждан, из них мы трудоустроили только 96 человек. Сейчас нет понятия «нерабочая группа». Все группы считаются рабочими, но сложности с трудоустройством есть, прежде всего потому, что рекомендации медико-социальной экспертизы не всегда соответствуют пожеланиям инвалидов. То есть на деле они чувствуют в себе больший потенциал, чем позволяют им рекомендации медиков. Но работодатель-то четко смотрит на ограничения МСЭ, и мы тоже действуем строго в рамках индивидуальной программы реабилитации инвалида.

Бывают сложные ситуации, когда гражданин приобрел инвалидность уже во взрослом возрасте. Был состоявшийся человек с хорошей профессией и опытом работы, но случилось какое-то несчастье, и он оказался не у дел. Совсем недавно мы трудоустраивали инвалида-колясочника по профессии юрист. Компания, в которой он работал до получения инвалидности, не смогла его оставить у себя, и он почти три года находился без работы. Естественно, человек осознавал себя в новом качестве, пережил депрессию. Мы долго искали ему работу и, к счастью, нашли. Проблема была в том, что многие работодатели готовы были взять его, но все предъявляли одно требование: он должен был сам представлять интересы организации в суде. Но как человек в коляске сможет это сделать? Он даже попасть в суд не сможет. Нам удалось найти работодателя, который решил взять его работать на удаленное рабочее место.

Я обращаюсь к работодателям, которые зачастую говорят, что не могут принять инвалида, что у них такой возможности нет: «Просто гибче надо быть. Если вы пожелаете арендовать рабочие места для трудоустройства инвалидов в счет установленной квоты, служба занятости вам подыщет, у кого их можно арендовать».

Беседовала Галина ГАЕВА

Фото автора

Добавить комментарий