Гессены: связь времен и судеб

Новое исследование Вениамина Полещикова

Известный в республике и за ее пределами краевед – исследователь судеб российских евреев, подполковник КГБ в отставке Вениамин Полещиков подготовил к изданию новую книгу. На сей раз предметом его исследовательского интереса стала биография двух живших в разное время деятелей по фамилии Гессен. Причем связывает их не только фамилия и родственная кровь, но и город Усть-Сысольск – Сыктывкар.

Владимир Гессен во время допросов  в застенках КГБ. 1940 год.

Владимир Гессен во время допросов
в застенках КГБ. 1940 год.

Учитель истории

Первый из них – это преподаватель истории в Коми пединституте Владимир Юльевич Гессен, у которого учился Вениамин Полещиков. Именно он, заметив пытливый интерес к истории студента Полещикова, отправил его собирать материал для курсовой работы в Вологодский архив. Там хранились документы о жителях Усть-Сысольска, участвовавших в Отечественной войне 1812 года. Рукописный вариант этой курсовой работы хранится в Национальной библиотеке Коми и до сих пор востребован студентами-историками, и не только ими.

Но узнать больше о жизни и корнях Владимира Гессена Вениамин Полещиков захотел не просто из чувства благодарности. Его учитель был неординарной личностью, свидетелем и жертвой трагических событий первой половины бурного XX века.

«В наше время переосмысления истории России читатель с повышенным интересом относится к биографиям политических и общественных деятелей, в недавнем прошлом стоявших в авангарде исторического процесса. Многие имена были преданы забвению, а если они упоминались, то только в отрицательном плане. Овладение новым материалом побуждает отказываться от многих общепринятых вчера оценок», – написал в предисловии к своей книге Вениамин Полещиков.

Владимир Юльевич Гессен родился в Петербурге в 1901 году. Его отец – Юлий Исидорович в детские годы пережил в Одессе два антиеврейских погрома, и это во многом определило его жизненный и научный путь – он решил, что займется изучением истории евреев в России. Благодаря своим трудам Юлий Гессен стал известным ученым, инициатором издания Еврейской энциклопедии.

Не удивительно, что его сыновья получили хорошее образование и воспитание. Владимир Юльевич Гессен в 1918 году окончил реальное семиклассное училище и в том же году поступил на историко-филологический факультет Петроградского университета. Вскоре его призвали в армию. В 1919-1920 годах он был на Польском фронте, там попал в плен и чудом выжил. Условия в брестском концлагере были невыносимые, за два месяца там умерло почти семь тысяч пленных красноармейцев. Но спасшись из одного плена, Владимир тут же угодил в другой – на родине его арестовали как польского шпиона. К счастью, следствие было честным, и Гессена освободили. После возвращения из плена Владимир работал в политуправлении Балтийского флота, политотделе Кронштадтской крепости, начал работать в «Красной газете» и вновь заниматься в университете, который окончил в 1924 году. В это же время была издана отдельной книжкой его первая научная работа – «Вечевой суд в Новгороде и Пскове». С тех пор он ежегодно печатал исследовательские статьи, одновременно сотрудничая с газетами, Госиздатом, научными журналами. Эти опубликованные статьи и книги дали возможность Владимиру Гессену поступить в аспирантуру. В 1930 году он был приглашен работать в Минский университет, где заведовал кафедрой. Затем он вернулся в Ленинград, работал в Русском музее и в Институте истории Академии наук. Вскоре ему была присвоена ученая степень кандидата исторических наук.

А в 1933 году Владимира Гессена арестовали во второй раз, на этот раз по обвинению в троцкистской деятельности. Вновь он был арестован в 1939 году, после чего пять лет провел в томских лагерях.

Спустя годы Владимир Юльевич рассказывал своему брату Валерию, что в следственной тюрьме в Ленинграде существовала целая система издевательств над «политическими». Многие из них тогда считали, что в стране произошел фашистский переворот, что к власти пришли изуверы, для которых человеческая жизнь ничего не стоит. В самые критические моменты он старался думать о своем бедственном положении как историк: о том, что надо все это запомнить, в будущем подробно описать. Что когда-нибудь, наверное, можно будет подержать в руках инструкции по проведению пыток, которые выдавались следователям.

В сибирском лагере, куда он был отправлен, условия были ужасающие: зимой – холод, летом – мошкара, круглый год грязь, болезни, голод. Как слабосильного, его определили на расщепление листов оцинкованного железа – из полученной таким образом более тонкой жести делали кружки, бидоны. Обдирал в кровь пальцы, но установленную норму все равно не выполнял. А за это урезали и без того скудный паек. На помощь приходили друзья-заключенные, некоторые из них умудрялись не только выполнить свою норму, но и помочь другим. И это не единожды спасало ему жизнь.

– Ах! – восклицал Владимир Юльевич. – С какими известными меньшевиками и оппозиционерами я сидел, какие это были умы. И он называл фамилии, много фамилий.

Освободился Владимир Гессен в 1944-м и снова занялся любимой наукой, совмещая ее с преподавательской деятельностью. Жил в Красноярске, потом переехал в Тамбов, а затем судьба забросила его в Сыктывкар. Вениамин Полещиков полагает, что такие переезды были не случайны – просто Владимир Гессен выбирал те города, где жили интересовавшие его как историка деятели, в том числе его дальние и близкие родственники.

Полещикову Владимир Юльевич запомнился как добрый человек и требовательный научный руководитель. Обсуждение курсовой работы, для чего Гессен приглашал своего ученика домой, часто перерастало в научные споры. Скажем, в курсовой работе надо было показать патриотический подъем народа в войне с Наполеоном. Вениамин Полещиков указывал, что наряду с заявлениями типа «Всеусердно желаю в воинскую службу» имелось немало случаев отказов, побегов, «откупов от службы». Владимир Юльевич посоветовал провести анализ подобных явлений до начала и в ходе войны, который показал, что количество уклонений от службы в период войны резко уменьшилось. Его точка зрения оказалась верной.

На прощание после таких бесед преподаватель вкладывал в руку студента апельсин. Для деревенского паренька было удивительно, откуда апельсины, ведь в Сыктывкаре их не продавали.

В 1962 году Владимир Гессен добился поездки в Ленинград группы студентов второго курса пединститута. В течение недели он был в роли экскурсовода. Студенты побывали в Эрмитаже, где он ориентировался как рыба в воде, поскольку когда-то там работал. До сих пор бывшие студенты вспоминают эту поездку и случай, когда Владимир Юльевич покормил их обедом за свой счет, сказав при этом: «Моя молодая жена сегодня обед не приготовила, и я решил пообедать вместе с вами».

«Владимир Юльевич был одним из ярких людей целой эпохи в жизни нашей страны, эпохи сложной и трагичной, наполненной взлетами и падениями человеческого духа. Он был в числе тех, кто являл собой удивительные возможности ума и души личности, принадлежал к той категории ученых, которые воплощают в себе единство науки и философии.

Светлость и разумность его души отражались в его облике – он светился постоянно работающей мыслью, ищущей и находящей в конце концов непростые и нравственные решения, и потому, наверное, в его облике постоянно присутствовали необычайная притягивающая людей приветливость. Для Владимира Гессена важна была истина не только в профессиональной деятельности, но и в отношении к жизни в целом, в философских поисках, политических суждениях, в суждениях о людях. Потому он ценил талант, научный успех и был справедлив в своих оценках. Потому он не терпел всякого приспособленчества и сделок в науке и был непримирим к различным псевдонаучным теориям. Владимир Юльевич уважал, ценил в каждом человеке личность, верил в его лучшие качества. Встречал людей с лучезарной открытой улыбкой, будь то студент, профессор, уборщица. Даже когда ему самому было очень тяжело, он не давал это почувствовать окружающим. Он был удивительно внимательным к людям. Заинтересованно выслушивал различные мнения, терпеливо доказывал, если встречал ошибочность взглядов», – рисует портрет своего учителя Вениамин Полещиков.

На переломе эпох

Другим главным героем новой книги исследователя стал Иосиф Гессен, отбывавший в середине 1880-х годов политическую ссылку в Усть-Сысольске. Доподлинно известно, что это один из дальних родственников Владимира Гессена. Сын богатого одесского купца студент Новороссийского университета Иосиф Гессен вступил в организацию «Народная воля», причем вовлекла его туда не кто иной, как сама Вера Фигнер. За распространение запрещенной литературы (террористической деятельностью он не занимался) Гессен был сослан в захолустный Усть-Сысольск, где снимал жилье у отставного солдата Ивана Макарова. Дом стоял на улице Набережной (ныне Кирова, сейчас на этом месте находится музей имени Ивана Павловича Морозова). Так вышло, что ссыльный увлекся солдатской дочерью Анной, и от этой связи родился сын Сергей.

Вернувшись из ссылки, Иосиф Гессен поступил в Санкт-Петербургский университет и женился на еврейке с тремя детьми, но про своего внебрачного сына не забыл и вскоре забрал ребенка к себе. О том, что Анна Исааковна не его родная мать, Сергей узнал случайно в Петербурге, когда ему на глаза попалось письмо его настоящей матери, присланное из Ташкента, где она жила. Примечательно, что, чтобы иметь возможность усыновить Сергея, Иосиф Савельевич и Анна Исааковна крестились. Тогда же Иосиф Гессен сменил свое отчество и стал Владимировичем.

По окончании университета бывший политссыльный стал известным юристом, вступил в партию кадетов, издавал газету «Речь» и активно участвовал в революционных событиях. В частности, вечером накануне «Кровавого воскресенья» он ходил к председателю правительства Сергею Витте, чтобы просить его уговорить царя не выставлять войска против намечавшегося мирного шествия рабочих к Зимнему дворцу. Однако ушел от него ни с чем. В тот же вечер он был на собрании либерально настроенной интеллигенции, и его избрали в депутацию из 10 человек, которая поехала к Витте с той же просьбой. Тот направил их к министру внутренних дел, но принял делегатов в итоге товарищ министра, сказавший, что «все распоряжения отданы и изменить уже ничего нельзя».

В ночь с 10 на 11 января у себя дома Иосиф Гессен был арестован и препровожден в Петропавловскую крепость, куда доставили и других членов депутации, кроме скрывшегося Горького. Последовали допросы, в ходе которых выяснилось, что арестованных подозревают в создании Временного правительства. Примечательно, что из тюрьмы всех арестованных вызволил Витте.

Революцию Гессен не принял и перебрался с семьей в Финляндию, а затем в Чехословакию, жил в Берлине. Издавал эмигрантскую газету «Руль». Наиболее крупным общественным делом Иосифа Владимировича в эмиграции явилось создание в начале 1920-х Берлинского комитета помощи русским литераторам и ученым. Наиболее нуждающимся выдавали ссуды. Когда к власти пришли фашисты, Гессен бежал во Францию. Здесь он по мере возможности занимался литературной деятельностью. В июне
1940-го пришлось покинуть Париж. Уезжал в спешке, буквально перед самым вступлением в город гитлеровских войск. В итоге пропал весь его архив, все фотографии с посвящениями выдающихся артистов и музыкантов, начиная с Федора Шаляпина и кончая Анной Павловой. Владимир Набоков, с которым дружил Гессен, достал ему визу в США и помог выехать в Америку. Здесь Иосиф Владимирович прожил четыре месяца и скончался. Похоронил друга Владимир Набоков.

Но на этом история Гессенов не заканчивается. Вениамин Полещиков проследил и судьбу «коми еврея» Сергея Иосифовича Гессена (1887-1950). Это философ, почти совершенно забытый на своей родине, известный только как соредактор и сотрудник петербургского философского журнала «Логос». Произошло так главным образом от того, что основная часть его работ написана в эмиграции и была совершенно недоступной в России. Однако среди философов русской диаспоры Гессен был хорошо известным и ценимым. Свою богатую на события и перипетии жизнь Сергей описал в автобиографии. У него было два сына, один из которых – Евгений проживал в Чехо-словакии, вел богемный образ жизни, был поэтом и одно время жил в незарегистрированном браке с внучкой Льва Толстого Марией Андреевной. В годы войны он был схвачен немцами и погиб в конц-лагере.

Галина Владис

Иосиф Гессен – юрист и политик.  1897 год.

Иосиф Гессен – юрист и политик.
1897 год.

Добавить комментарий