Исповедь переселенки-2

Воргашорской пенсионерке выставили гигантские счета за услуги, которых она не получала

Жительница воркутинского поселка Воргашор Лидия Головачева, чью исповедь о мытарствах при переселении из ветхого и аварийного жилья опубликовала газета («Республика», 11 февраля 2016 года), вновь прислала письмо в редакцию, на этот раз со словами благодарности. Впрочем, радоваться пенсионерке пока рано.

Напомним, публикацию о том, как 77-летняя пенсионерка, инвалид второй группы была вынуждена обивать пороги чиновников, чтобы реализовать свое законное право на переселение в нормальное жилье, прочитал врио главы республики Сергей Гапликов и потребовал от Комитета ЖКХ и властей Воркуты как можно быстрее разобраться в ситуации.

После этого в ограбленной и покореженной вандалами квартире был сделан ремонт, на жилье оформлены документы, и Лидия Ивановна смогла наконец в нее заселиться. Однако проблемы еще остались, о которых она поведала в своем письме.

«Пишу вам вновь. Я, Головачева Лидия Ивановна, искренне благодарна за вашу неоценимую помощь в решении моей застарелой проблемы. В течение двух лет мне пришлось «ходить по мукам», чтобы переселиться из моей собственной квартиры, которую я подарила по договору муниципалитету. После должной реакции врио главы Коми Сергея Гапликова (дай Бог ему и его семье большого-большого здоровья) буквально за неделю восстановили разгромленную и разворованную квартиру. Кое-что было куплено новое, а остальное собрано с брошенных квартир в поселке.

На второй день, то есть 12 февраля 2016 года, меня пригласили принять квартиру по акту. Затем 19 февраля последовало помпезное поздравление с «новосельем»: в присутствии работника местной поселковой администрации, представителя городской администрации, корреспондента газеты «Заполярье» мне дважды принес извинение от имени администрации города заместитель мэра Александр Севрюков. Много было обещано и в устройстве, и в защите от «долговой ямы», поскольку, несмотря на то, что квартира в течение двух лет не имела сантехнических приборов (кранов, смесителей, унитаза, раковины, ванны, электроплиты), на мое имя шло начисление всех услуг от коммунальщиков и энергосбыта. Так что начатое мероприятие с переселением в злополучную квартиру выглядело как «за здравие».

Теперь наступил период «за упокой». Меня буквально заклевали до смерти управляющие компании, которые якобы оказывали мне услуги: водоканал, теплосети, энергосбыт и ЖЭК.

Посыпались счета за квартиру, которая пустовала два года. Долг за «новое жилье» достиг 60 тысяч рублей. Мне уже грозят, что через суд вычтут из пенсии долг за неполучаемые услуги, ведь богатства у меня никакого нет, конфисковать нечего. Упор делается на то, что я зарегистрирована в этой квартире. А то, что я в ней не жила, никого не волнует.

Другая компания, обслуживающая мою бывшую частную квартиру, которая еще в 2014 году по договору подарена муниципалитету, предъявила мне счет на 80 тысяч рублей. Правда, с помощью главы поселковой администрации Жанны Митрофановой сделан перерасчет, но все равно долг достигает 12 тысяч рублей.

Переживания от нападок управляющих компаний настолько велики, что жить не хочется. Наверное, все же доведут меня до края. Самочувствие значительно ухудшилось, ночами не сплю. Еще с этим переселением, сама ведь вожусь со своим нажитым скарбом, пакую, перетаскиваю вещи. Одна перевозка стоила 9,5 тысячи рублей, а тут еще карой грозят за ЖКХ-долги. Чем кончится весь этот беспредел, не могу даже представить.

К тому же описанная драматическая история по переселению имеет еще и вторую серию, тесно увязанную с первой. Дело в том, что в процессе принудительного признания меня собственником, чтобы за мой счет была восстановлена квартира №19 по улице Катаева, 41а, администрация города Воркуты пошла на обман. После последнего обследования совершенно разрушенной квартиры 6 октября 2015 года я получила от заместителя мэра Ярослава Мельникова сообщение, в котором говорилось, что квартира пригодна к проживанию, а чего в ней не хватает, я должна восстановить самостоятельно за свой счет.

Через неделю, то есть 12 октября 2015 года, из администрации города пришло уведомление о том, что я включена в резервные списки по переселению за пределы Крайнего Севера и что в кратчайшие сроки необходимо собрать требуемые для этого справки. Откровенно говоря, я интуитивно почувствовала, что это блеф. Ужасно чувствовала себя двое суток, горстями пришлось пить успокоительные таблетки, разные микстуры. Однако мизерная надежда на правдивость этого уведомления у меня была. Начался новый виток «хождения по мукам». Хотя передвигаться мне очень трудно, но все же я «ползала» по всем инстанциям за нужными справками. Наконец, в середине ноября 2015 года все справки были собраны, настал момент заполнить главный документ – заявление на переселение за пределы Воркуты. Вот здесь и обнаружилась изначальная задумка администрации города: при получении сертификата на переселение как собственника вышеуказанной квартиры меня обязали сдать ее в надлежащем виде (на тот момент эта квартира была все так же, как «разбитое корыто»). С таким нежеланием под диктовку инспектора отдела по переселению я писала эти строчки. Меня еще и подстегивали, что потом разберетесь с этой квартирой, когда получите сертификат по переселению. Заполненный рапорт-заявление мне необходимо было заверить у нотариуса (услуга стоит 400 рублей).

Наконец, 20 ноября 2015 года был собран весь пакет документов, необходимых для получения сертификата. Мне пообещали, что документы отправят в Сыктывкар и в декабре известят о результате.

Но ни в декабре 2015 года, ни в январе 2016 года никакой информации я не получила. Когда в конце января 2016 года я, как обычно один раз в год, пришла на очередную регистрацию, то задала специалисту администрации волнующий меня вопрос. В ответ было пожимание плечами и фраза: «Видимо, не хватило денег у министерства строительства и архитектуры».

Моей обиде не было границ: с трудом передвигаясь, я собирала необходимые справки (БТИ – 900 рублей, нотариус – 400 рублей, каждая поездка из поселка в город мне стоит более 300 рублей). Чиновники причинили мне физические, материальные и моральные страдания.

Я отправила письменную просьбу в министерство строительства и архитектуры Коми. 6 февраля 2016 года пришел ответ от заместителя министра Александра Можегова, который подтвердил, что администрация города Воркуты прислала мои документы не в срок, поэтому я не была включена в списки ни на 2015 год, ни на 2016 (хотя прошла перерегистрацию).

Вот такой исход второй серии моей эпопеи по переселению. Если ранее, прожив безвыездно 36 лет в Заполярье и отработав 30 лет в условиях Крайнего Севера, я уже было смирилась, что до самой смерти не смогу увидеть южное солнце, ощутить тепло, теперь я твердо убеждена, что сертификат по переселению, если и будет мне выделен, то только посмертно.

Выходит, я заработала только инвалидность и больше ничего».

Между тем на адрес «Республики» пришло письмо из прокуратуры Воркуты, в котором за подписью прокурора города Алексея Климова сообщается о результатах проведенной по этому делу проверки. Проверка подтвердила все изложенные Лидией Головачевой жалобы: предоставленная ей квартира была взломана, из нее похищены электроплита и санитарно-техническое оборудование, двери оставались длительное время открытыми, в помещении собирались несовершеннолетние. По закону до момента предоставления жилого помещения и заключения соответствующего договора с Лидией Головачевой, регистрации права ее собственности, за сохранностью жилья следить была обязана администрация

Воркуты, однако местные власти этим не занимались. Кроме того, взамен непригодного для проживания помещения администрация должна была предоставить другое, но тоже ничего не сделала. По выявленным фактам прокуратура города внесла представление об устранении нарушений федерального жилищного законодательства, а также законодательства об общих принципах организации местного самоуправления.

Подготовила Галина Владис

Добавить комментарий