В Сыктывкаре показали запрещенный советский андеграунд

IMG_0155

4 декабря в Национальной галерее РК открылась эксклюзивная выставка произведений советского андеграунда. Коллекцию практически из полусотни работ разных видов искусства собирал режиссер, фотограф, краевед и писатель Михаил Игнатов в течение всей своей жизни.
IMG_0154
Минувшая пятница стала праздником не только для ценителей андеграунда, но и для постоянных посетителей Национальной галереи – в этот день в 1943 году она была основана. 72 года спустя галерея является одним из крупнейших культурным центром республики Коми с обширнейшим собранием произведений искусства. Еще одной ценностью фонда стала коллекция андеграунда Михаила Игнатова.

– В этом году нам всем несказанно повезло. Мы познакомились с режиссером, коллекционером Михаилом Дмитриевичем Игнатовым, – отмечает на пресс-конференции директор галереи Ольга Талянина. – Его замысел поражает своей широтой и величием, и выставка, которую представят вам сегодня, поможет понять масштаб его личности.

Сам Михаил Игнатов представился журналистам полным родословным именем по зырянскому обычаю, как он пояснил. «Илья-Игнат-Даня-Дима…» так не просто отдает дань традиции, но и подводит к истории своей жизни, которая и позволила сформировать столь большую коллекцию. Род Игнатовых восходит от полулегендарного Чуда Игната, который из Нижнего Новгорода перебрался в 14 веке на Вычегду. Это не домыслы коллекционера, а научный факт. 20 лет он посвятил изучению своего генеалогического древа и дошел до 21 поколения предком. Широкое рукописное полотно практически под два метра со всеми семейными записями стало одним из экспонатов выставки, а кульминацией генеалогических изысканий – выпуск книги. Но до этих исследований Михаил Игнатов учился во ВГИКе и жил в легендарном районе Москвы, где когда-то снимал квартиру Александр Пушкин. Будущий кинорежиссер Игнатов был близким приятелем поэта Иосифа Бродского и вхож в андеграундскую богему. В это же время родилось три «величественных замысла» Михаила Игнатова: создать семейное древо, на месте своего бывшего дома организовать музей коми крестьянского быта раскулаченной семьи Игнатовых и написать автобиографическую книгу.
IMG_0115
– Когда я ему [Иосифу Бродскому] сказал о своих замыслах, он ответил: «Миша, это величественные замыслы. А величественные замыслы должны осуществляться, но для этого требуется три условия. Первое: чтобы этот замысел был величественным, второе: чтобы у творца была искра божия в душе, третье: настойчивость», – вспоминает Михаил Игнатов.
IMG_01171
Как и «древесный» замысел коллекционера, издание книги тоже не заставило себя ждать – спустя 45 лет, выпущенная на собственные деньги автора и растиражированная в 500 экземпляров, она появилась в республиканских библиотеках и на полках Дома книги.

– Это уникальный человек, – приветствует Михаила Игнатова министр культуры РК Анастасия Прокудина. – Благодаря таким людям мы с вами видим то, что могли бы не увидеть. Такие люди обязательно чем-то жертвуют ради общего блага и культуры, которой мы можем наслаждаться.

Толчком к коллекционированию для Михаила Игнатова стал пример его деда, который в 1943-м перед своей смертью завещал ему хранение накопленного. Ключевым стало приобщение к андеграундому обществу в 60-ых годах, тогда же Игнатов встретил художника Анатолия Крынского.
IMG_0149
Крынский был уроженцем Харькова и познакомился с Игнатовым на съемках документального фильма. Первый уже был видным художником, а второй был занят уже третьим фильмом. Перед вынужденной эмиграцией из Советского союза именно Михаилу Игнатову были доверены картины, которые не получалось вывезти из страны. Первое время после переезда друзья поддерживали связь, но потом потеряли ее на 15 лет. За это время Крынский укрепился на художественной сцене Америки и пробрел там известность. На Родине же так ни разу свои картины он не выставил, поэтому в Национальной галерее был запоздалый дебют художника в России. Анатолий Крынскй работал во множестве техник: живопись, графика, скульптура, рельефы, гравированные доски. Работы были поделены на циклы, часть которых разместилась на экспозиции. Отдельные картины отличались необычностью и потрясающей харизматичностью. Мрачный холст «Старуха» аллегорично изображает старость как темную и глубокую яму, похожую издалека на клубок изношенных шалей. А небольшие бороздки-морщины, созданные специально, наталкивают на мысли об угаснувшей молодости. Если современное искусство малопонятно и бросает вызов обществу, то работы Крынского, скорее, вызов времени, потому что не потеряли привлекательности даже спустя годы.

– Сейчас не очень понятно, почему эти работы были неофициальными, андеграундными, – делится мыслями куратор выставки Надежда Беляева. – Мы привыкли к этой тематике, мы привыкли к этим стилям – на самом деле все это было запрещено.

В настоящее время Анатолий Крынский живет в Нью-Йорке, оттуда он отправил приветственное письмо к открытию выставки: «…невероятные усилия были использованы, чтобы собрать такое количество работ. Ведь за каждым незначительным даже на первый взгляд произведением стоит человек, и это самое ценное».

Крынскому отдана большая часть места в двух выставочных залах. Помимо его работ в разных техниках, посетители могут увидеть живопись и других представителей андеграунда 70-ых годов – Анатолия Зверева, Эрнста Неизвестного, Вагрича Бахчаняна и многих других. Одним из ключевых элементов выставки, который при первом же взгляде притягивает к себе, стал триптих Виктора Кротова. Как творец романтического сюрреализма он воссоздал на оригинальный манер библейскую сцену распятия Христа. Вытянутые, гипертрофированные тела, наклоненные под немыслимым углом головы всех свидетелей убийства Иисуса и его самого создают ощущение нереальности происходящего, но светлые глянцевые краски создают ощущение фотоснимка, а не картины. «Указующий перст» и гербовая подпись «Ecce homo» («Это человек») в центральной части триптиха погружают в картину, ставя наблюдателя в реальности на место наблюдателя «за кадром» холста. Так практически насильно «окунают» в художественный замысел автора все картины – экспозиция переносит в совершенно необычайный мир андеграунда, где каждый мазок кисти может нести в себе глубинный смысл, но не каждый образ наполнен им.
IMG_0107
Андеграундная культурная среда была уникальной. Второй куратор выставки Илья Бастров назвал ее «автономной» и «независимой». На тот момент запрещенное искусство не могло жить иначе из-за своего статуса. Единственной возможностью увидеть картины тогда были квартирники и подпольные выставки. Взглянуть уже на эту оборотную сторону андеграунда позволили многочисленные фотографии, сделанные самим Михаилом Игнатовым. Свет увидели черно-белые кадры знаменитых «Бульдозерной» и Измайловских выставок и дружеских встреч художников андеграунда. Дополняли все это снимки со съемок документального фильма Михаила Игнатова о художнике Дмитрии Цаплине.
IMG_0105
Большое значение выставка представляет не только для посетителей галереи, но и для искусствоведов. Благодаря исследовательской деятельности Михаила Игнатова и двух кураторов экспозиции «вводится в научный оборот новый материал», как выразилась директор галереи Ольга Талянина. По сути, выставка является попыткой систематизации коллекции Михаила Игнатова.

– Для меня эта работа была совершенно удивительной страницей моей жизни, – комментирует Надежда Беляева. – Когда работали над этой выставкой, мы немножко по-другому начали относиться к андеграунду. С нами рядом есть человек, который был знаком с этими людьми; есть письма художников-авангардистов; есть фотографии тех лет. Мы постарались показать личности художников, найти информацию о них – не по всем удалось, к сожалению.

– У меня коллекция коллекций, – заявляет Михаил Игнатов. – Так уж получилось, что мне в руки попадали больше коллекции отдельных деятелей культуры, как Николай Сычёв, который был главным реставратором Собора Василия Блаженного.
IMG_0111
В глобальных планах Михаила Игнатова – создание Музея неподцензурной культуры, который вберет в себя все запрещенные произведения не только 60-70-ых годов СССР, но и предметы старообрядческой эпохи – рукописи, письма, книги, иконы, миниатюры. Все экспонаты коллекционер готов отдать галерее безвозмездно, ставя перед собой задачу сохранить наследие неформальной культуры, а не нажиться на нем.

– Есть такие ценности у народа, которые не должны принадлежать кому-то одному. Они принадлежат всем нам. Это общая человеческая культура, поэтому должна надежно храниться в одном месте. Я не хочу, чтобы моя коллекция распылилась, – считает Михаил Игнатов.

Первым шагом к реализации проекта стала выставка андеграунда, вторым – постановка вопроса перед властью. Присутствовавшая на открытии Анастасия Прокудина высказалась в поддержку идеи, но отметила недостаток финансирования. Не огорченный этим Михаил Игнатов уже подыскал место для музея – Дом Оплеснина на улице Советской. Чтобы идея была более привлекательной для властей, коллекционер предложил сделать музей брендом республики, который, по его мнению, несомненно, привлечет туристов.

Елизавета Морохина

Фото Елены Окуловой

в рамках проекта “Практикант”
«Твоя Параллель»

Добавить комментарий