Продуктовая корзина изменилась?

Год назад, шестого августа 2014 года, Россия ввела эмбарго в отношении «отдельных видов» сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия из стран, которые применили экономические санкции против России. Под запрет попали овощи и фрукты, мясо, рыба и молочная продукция из стран Евросоюза, США, Австралии, Норвегии и Канады. За это время на прилавках магазинов появилось больше товаров отечественного производителя, а со столов россиян исчезли многие привычные импортные деликатесы. Тем не менее исследования показали, что более 60 процентов россиян уверены в том, что продовольственное эмбарго следует продлевать. Изменилась ли продуктовая корзина вашей семьи и как повлияли антисанкции на рацион питания?

IMG_0547

Марина Истиховская, ректор Сыктывкарского государственного университета имени Питирима Сорокина:

– Да, изменилась. Теперь я старательно читаю этикетки и стараюсь покупать продукты наших производителей. И если нет наших продуктов, только тогда покупаю импортные. Мы в семье тоже ввели продуктовые антисанкции и поддерживаем позицию страны и наших сельхозпроизводителей. Если так сделает каждый, то экономика нашей страны будет укрепляться.

Ольга Сосновская, солистка Государственного театра оперы и балета Республики Коми:

– В нашей семье рацион питания особо не изменился. Мы ведь не сидим только на швейцарском сыре и французском вине. Что есть, то и едим. Правда, порой все-таки не хватает некоторых продуктов. Но думаю, что скоро появятся их отечественные аналоги. Наша страна обладает огромным потенциалом в производстве разнообразных продуктов. Просто мы многого еще не знаем. И сейчас пришло время открывать новые продовольственные возможности российских производителей. Ну и главное – это не только купить продукты, но и правильно их приготовить.

Петър Василев, сыктывкарский ресторатор:

– Я думаю, это вообще вопрос риторический. Конечно, это заметно отразилось и на моем бизнесе, и на семейном бюджете. Я не знаю, кто это придумывает цифры инфляции 10-15 процентов. На самом деле цены выросли процентов на пятьдесят. Самые дорогие помидоры, которые я покупал перед новым 2014 годом, стоили в пределах 60 рублей. А минувшей зимой в одном из торговых центров я видел помидоры за 560 рублей. А самые дешевые помидоры, которые можно было найти, – за 150-180 рублей. До всех этих санкций свинину для своего ресторана я закупал за 180 рублей, а сейчас меньше чем за 270-280 рублей свинины нет. При всем при этом я уже полтора года не поднимаю цены в своем ресторане, потому что понимаю, чем это чревато. И несмотря на это, я потерял почти 70 процентов своих постоянных клиентов. Просто, если люди вынуждены покупать продукты в два раза дороже при прежнем уровне доходов, то, естественно, они будут экономить на удовольствии отобедать или отужинать в ресторане. Я думаю, если так будет продолжаться, в скором времени процентов тридцать предприятий общественного питания просто закроются.

Карина Горбунова, председатель Русского культурного общества Ухты:

– И до введения санкций я поддерживала российского производителя. Всегда покупаю продукты с пометкой «Сделано в России». Импортные продукты, которыми так долго кормили наш народ, порой просто напичканы химией. С нетерпением жду, когда известная всем газировка, которая со времен раздела СССР травит наш народ, исчезнет с прилавков магазинов. Считаю, что продукты отечественного производства безопасные, полезные и качественные. Я не против продления продуктовых санкций, ведь тем самым мы поддерживаем нашу экономику и фермерское хозяйство. Россия сама кого хочешь любым деликатесом может накормить: семгой, икрой, олениной и прочим. У нас богатые природные ресурсы и толковые люди, которые могут удивить весь мир.

Мария Нагуманова, легкоатлетка из Воркуты:

– Нет, мой рацион не изменился. Мы и без санкций в питании не прихотливы и экзотикой себя стабильно не баловали. Мы к еде относимся как к средству восполнения физической жизнедеятельности. На работе жалуются, что сыры плохого качества стали продавать, потому что импортных нет, но я к сырам равнодушна, и кроме Almetto, который остался на прилавках, ничего не беру.

Добавить комментарий