Тамара Николаева: «Мы расцениваем распространение спайсов как террористическую угрозу»

Социальная отрасль, от состояния которой во многом зависит общая обстановка в регионе, одна из первых почувствовала на себе влияние кризисных явлений: бюджетники стали опасаться за свои зарплаты, льготники – за получение всех положенных льгот. К проблемам, которые существуют в регионе довольно давно – например, нехватка медицинских кадров, прибавились новые, в частности, необходимость принимать экстренные и финансовоемкие меры для борьбы со стремительным распространением курительных смесей. В интервью БНК заместитель председателя Правительства Республики Коми Тамара Николаева, курирующая социальный блок, рассказала о задачах, поставленных перед правительством республики, чтобы удержать социально стабильную ситуацию в регионе, и какие меры для этого принимаются.

– Несмотря на трудную экономическую ситуацию, урезание бюджетных расходов, Правительство Республики Коми неоднократно заявляло о том, что все социальные обязательства перед жителями региона будут выполнены. Удается ли сдерживать обещания? Что сейчас происходит с зарплатами бюджетников?

RET_1310

– В последние годы у нас никогда не было срывов по выполнению правительством своих
социальных гарантий и обязательств, то есть все социальные выплаты жители Коми получают ежемесячно, без задержек. Несмотря ни на какие кризисные годы – 2008 или этот, у нас не было еще ни одного месяца, чтобы мы что-то кому-то задержали. Более того, сегодня уровень всех выплат не только сохранен, но и индексирован. Важное значение в сохранении стабильности в регионе имеет размер заработной платы. Республика в этом плане считается благополучным субъектом Федерации. У нас нет большой задолженности по заработной плате, а если говорить о бюджетниках, которые составляют большую часть работающего населения республики, то и здесь дела обстоят довольно благополучно: зарплата отдельных категорий, попадающих под майские указы, растет ежегодно и существенно. И сегодня, несмотря на сложную ситуацию с бюджетом, мы сохраняем тот уровень заработной платы, который сложился по итогам 2014 года. Средняя зарплата по региону, которая является для нас ориентиром, постоянно росла и доходила и до 40, и выше, однако сейчас мы видим другую тенденцию: средняя заработная плата по региону ниже, чем в 2014 году, на тысячу рублей. И тем не менее мы поставили перед собой задачу для всех бюджетников сохранить размер заработной платы на уровне 2014 года.

– Как в республике обстоят дела с обеспечением льготников жизненно необходимыми лекарствами? Удалось ли остановить рост цен на препараты?

– Этот вопрос у меня на ежедневном контроле. Правительством утвержден список из 27 лекарственных препаратов, входящих в большой перечень жизненно важных, цены на которые мониторятся на уровне Российской Федерации. Мы поставили задачу, что во всех аптечных учреждениях республики – государственных и негосударственных – эти лекарства должны быть в наличии и должны укладываться в предельную ценовую политику, утвержденную Министерством здравоохранения РФ. В принципе рост цен был, но незначительный.

Что касается льготного обеспечения, надо отметить, что льготополучателей в республике насчитывается чуть более 128 тысяч человек. Из них 29,5 тысячи – федеральные льготники, на лекарственное обеспечение которых мы получаем субсидию из федерального бюджета. Есть региональные льготники, они обеспечиваются лекарственными средствами в рамках постановления правительства России №790, но финансирование этой льготы осуществляется за счет средств регионального бюджета. Также есть группа больных – 112 человек, которые входят в программу «Семь нозологий», – это самые высокозатратные пациенты, они обеспечиваются за счет средств федерального бюджета. Здесь мы тоже не испытываем никаких проблем, эти люди своевременно обеспечиваются лекарственными препаратами. Кроме того, в региональную льготу попадают люди с редкими, или орфанными, заболеваниями.

В этом году общая сумма средств из федерального и регионального бюджета на лекарственное обеспечение составляет 1 миллиард 214 миллионов рублей. Из них 614 миллионов – это средства регионального бюджета. То есть огромные финансовые ресурсы. И даже этих денег недостаточно, чтобы всех обеспечить. Но финансовые вопросы мы решаем, несмотря ни на что, потому что без лекарственных препаратов людей оставлять нельзя. В начале года были проблемы и высокая дефектура препаратов – доходила до тысячи отложенных рецептов, сейчас их числится 240. Мы существенно изменили ситуацию. На сегодня разыграны все аукционы, практически все препараты поступили в государственную аптеку. Если возникают сбои с поставкой препарата, то у регионального минздрава есть выход: приобретать лекарства в короткие сроки по прямым договорам на сумму не более 100 тысяч рублей. Если препараты очень дорогостоящие, мы в экстренном порядке находим средства из внебюджетных источников и лекарство приобретаем. Таким образом, правительство республики принимает все меры, потому что мы понимаем: от этого зависит сохранение жизней людей.

– На недавнем заседании правительства была озвучена информация о том, что число преступлений против детей в Коми растет. При этом значительная их часть происходит в семьях, дети страдают от рук собственных родителей. Какие меры принимаются у нас для выявления семейного неблагополучия?

– В прошлом году, к сожалению, было несколько резонансных дел, связанных с жестоким обращением с детьми. Я считаю, что в республике существует система работы по профилактике семейного неблагополучия и профилактике жестокого обращения с детьми. Все институты созданы, есть учреждения, уполномоченный по правам ребенка, есть субъекты профилактики, которые работают во взаимодействии, есть координирующий орган – республиканская комиссия по делам несовершеннолетних, территориальная комиссия по делам несовершеннолетних, детский телефон доверия, скорая социальная служба. Но, видимо, этого всего недостаточно. Проблема есть, и мы не пытаемся ее замять.

Мы понимаем, что сегодня семьи, которые находятся в социально опасном положении, очень плохо идут на контакт и не хотят что-то менять в своей жизни. Отсюда задача – не допустить того, чтобы семья перешла за «красную линию», где мы уже не сможем на нее повлиять. Мы можем только изъять детей, но проблема-то останется. Поэтому на заседании правительства было предложено всем субъектам профилактики разработать единые подходы и критерии к оценке неблагополучия семей. Пока в дошкольном учреждении одно понимание неблагополучной семьи, в школе – другое, в органах соцзащиты – третье, а в здравоохранении – четвертое. Поэтому мы начали реализацию пилотного проекта, в котором вырабатывается технология раннего выявления семейного неблагополучия. В частности, за семьями будет закрепляться куратор. Та система, которая существует сейчас, – сначала пришли воспитатели, потом классный руководитель с социальным педагогом, дальше еще и инспектор по делам несовершеннолетних – вызывает раздражение. С куратором, я думаю, отношения будут складываться более доверительно, и тогда мы сможем быстрее выявить проблемы и их скорректировать.

– Практически каждый день в СМИ появляются сообщения о случаях отравления спайсами, часто жертвами синтетических наркотиков становятся школьники. Попытки остановить распространение этой «заразы», очевидно, пока не очень успешны. Что еще республика должна сделать, чтобы эта проблема была решена?

– В той ситуации, которая сейчас сложилась, видится целенаправленная акция против нас и наших детей, мы расцениваем это как террористическую угрозу. И самое страшное, что все эти спайсы попадают на территорию образовательных учреждений. Ситуация резко ухудшилась в прошлом году, в этом году она еще усугубляется. Надо понимать, что все, кто распространяет спайсы, очень умны и изощренны в способах реализации. Пока мы опаздываем, не можем заранее просчитать их шаги. И сейчас перед нами стоит задача сделать республику непривлекательной для всех, кто занимается сбытом этих курительных смесей. Это работа правоохранительных органов, и в последнее время было выявлено несколько групп наркоторговцев. Кроме этого, необходимо сделать территорию образовательных учреждений безопасной. Это уже задача правительства, министерства образования, органов местного самоуправления. Прежде всего надо ужесточить контроль за теми, кто находится в школе, посторонних быть не должно.

Когда произошли теракты в Москве и Беслане, мы были очень бдительны: организовывались родительские патрули, школы закрывали от посторонних. Я считаю, что сейчас надо принимать точно такие же меры. Многие родители совершенно не владеют информацией, как ребенок выглядит, если он покурил. Может быть, с первого раза ему и не станет плохо – статистику мы видим только тогда, когда дети оказываются в больницах с отравлениями. А специалисты говорят, что если была принята небольшая доза, то через час последствия будут незаметны. Поэтому родители должны быть внимательны к своим детям, следить за тем, на каких сайтах они сидят, куда «выходят» с телефонов – основные поставки спайсов осуществляются через интернет. Особая ответственность лежит на педколлективах и на директорах школ: ни об одном таком случае нельзя молчать.

Поэтому сейчас Министерство образования РК срочно разрабатывает алгоритмы действий педагогов при выявлении таких фактов. Как правило, в зоне риска оказываются дети, которые курят. Они выбегают куда-то за угол, где их и могут ждать распространители спайсов. В связи с этим глава поставил задачу обеспечить образовательные организации видеокамерами по периметру. Также было принято решение сделать наглядную агитацию более жесткой – то, что мы предлагаем сейчас, не действует на молодежь. Мы будем привлекать разных специалистов, чтобы определить, с какого возраста можно показывать эти материалы, чтобы не навредить психике ребенка.

– За последние годы в регионе практически решена проблема очередности в детские сады, но сейчас возникает другая: школы республики переполнены, и в этих условиях необходимо переходить на односменный режим обучения. Как будет осуществляться переход? Сколько новых школ должно открыться к следующему учебному году?

– Действительно, сейчас стоит задача по ликвидации двухсменного режима обучения. Пока около 13 процентов школ в республике работает в режиме двух смен, девять процентов школьников обучаются во вторую смену – больше всего их в Ухте и Сыктывкаре. На данный момент все внутренние резервы, которые были у образовательных учреждений, исчерпаны – практически все помещения школ перепрофилированы в учебные аудитории, чтобы дети могли заниматься в одну смену. Планируется, что в сентябре откроют двери две новые большие школы – в Летке (Прилузский район) и Усть-Неме (Усть-Куломский район). Также в этом году мы приступаем к строительству школ в Приуральском Троицко-Печорского района, Дутово Вуктыльского района, Помоздино Усть-Куломского района и Сыктывкаре. В Ижемском районе школа будет построена в рамках государственно-частного партнерства. Ничего закрывать не собираемся, но как закрытие часто преподносят реорганизацию, хотя это не одно и то же. В случае реорганизации мы сливаем два учреждения в одно. А какой может быть выход, если изначально школа рассчитывалась на 100-200 человек, а сейчас в ней учатся 10-20? Но, повторюсь, в этом году мы ни одну школу не закроем.

Фото БНК

Добавить комментарий